EUR 86.89 USD 75.77

«Яблоко» штурмует Госдуму

«Яблоко» штурмует Госдуму
– В последнее время экологическая проблематика в нашей области обострилась. Вы занимаетесь темой экологии уже много лет в качестве юриста, общественника, а теперь и как политик. На ваш взгляд, возможно ли сотрудничество «Яблока», вас лично с другими партиями ради достижения в этой сфере приемлемого результата?

– Я не считаю, что только в последние годы обострилась экологическая ситуация. Процесс, как снежный ком, движется по нарастающей. Природа не может все время подчищать за человеком, рано или поздно происходит эффект критической массы. К тому же, в области много экологических проблем, которые в последнее время не на слуху. Есть проблема радиационной безопасности, у нас до сих пор загрязнена река Теча, ряд других водных объектов…
Сложный вопрос о сотрудничестве с другими партиями, но вот с некоторыми из них сотрудничать в данном вопросе совершенно невозможно. Например, с «Единой Россией» или в последнее время со «Справедливой Россией». Их поддерживает лобби собственников предприятий, которые являются загрязнителями окружающей среды.
«Справедливая Россия» провела в Законодательное Собрание представителя «Русской медной компании» в качестве депутата. И на митингах мы их не видели, и политической позиции они своей на этот счет не заявляют.

Сотрудничать с одной стороны сложно, с другой – нужно. И избирателям приходится разъяснять о необходимости участия в делах государства. Дистанцироваться не получится, потому что главная задача партии – работа с избирателями. И позиция должна быть выражена внятно, потому что иначе избиратель партию не поймет.

– Каковы, на ваш взгляд, шансы «Яблока» пройти в Госдуму?

– Шансы всегда есть. В данной предвыборной ситуации наша главная идея – представить демократическую альтернативу существующему положению вещей.
Процессы в некоторых регионах и сферах жизни уже становятся необратимыми. По сути, страна движется к диктатуре. Мы готовимся к выборам, много работаем с документацией и видим, как жестко изменились правила. Понимаем, что кампания предстоит непростая, некоторых кандидатов будут просто отсеивать (кстати, мы идем и партийным списком и по одномандатным округам). Сейчас много финансовых затруднений, поменялась схема финансирования кампании.
Придется в каждом субъекте федерации делать свои кошельки и, если хотя бы из одного из них не будет внесена плата за агитационный материал, показ ролика могут запретить по всей стране. Система сложная, документы на кандидатов нужно уже сейчас готовить: мы знаем, что за нами будут пристально наблюдать и при любой возможности снимать с выборов.

– В чем ваши сильные позиции?

– Наверное, в честности и в ответственности. Не боимся говорить горькую правду о существующем положении дел.
В нашей области мы снова будем экологическую тему поднимать. Мы считаем, что эти проблемы важны и существенны, а ими мало кто занимается. К сожалению, у нас власть и бизнес – это одно и то же. Собственники больших предприятий не заинтересованы в том, чтобы темы экологии звучали, а мы будем о них говорить. Наша стратегия основана на этом, и на альтернативе существующему строю.
– В чем, на ваш взгляд, самая уязвимая точка партии?

– Слабая сторона – скудость финансового ресурса, отсутствие возможности полноценно участвовать в агитационной кампании, потому что агитация на телевидении стоит очень дорого. Сейчас еще власти запугали всех, никто и не стремится финансировать партии типа «Яблока». Нам сложно будет донести свою программу до избирателей, но постараемся. Лишь бы не сняли с выборов.

– Григорий Явлинский заявил, что партия рассчитывает получить в Госдуме не менее 30 мест. Это просто амбиции или вполне достижимый результат?
– Я считаю, что это мало. В депутатском корпусе 450 депутатов, 30 человек от партии – очень мало. Это минимум, рассчитывать на него – все равно, что расписаться в своем бессилии. 30 депутатов – семь процентов состава парламента. Надо стараться довести этот процент хотя бы до 10-15.
– Альянс с «Парнасом», если бы состоялся, мог бы принести «Яблоку» плюсы?

– По сути, речь шла об объединении демократических сил. У нас схожие цели, в деталях расходимся: в оценке некоторых исторических событий, в отношении к присоединению Крыма, к тому, что касалось приватизации. Выгода в альянсе есть, в предвыборной кампании даже незначительные вещи могут оказывать большое влияние, не говоря про объединение организационных ресурсов.

– Почему тогда не удалось достичь компромисса?

– Во-первых, сегодня сложно его оформить законодательно. Во- вторых, мы понимаем все риски: при объединении новую партию могут просто не зарегистрировать. Тогда мы не сможем участвовать в ближайших выборах, потеряем время.

Объединиться можно всегда, и не исключено, что после выборов этот вариант вновь будет рассматриваться. Однако в том же «Парнасе» одни стремятся к объединению, другие не очень бы этого хотели. Наверное, как и в любой партии, мнений достаточно.

– Правда ли то, что вы оказываете содействие активистам «Открытой России» в проведении публичных мероприятий? В чем заключается помощь?

– Ну, в каких-то публичных акциях мы участвуем, конечно. Хотя с «Открытой Россией» сейчас взаимодействовать сложно. Помню последнее мероприятие, которое мы пытались совместно организовать в декабре 2014 года.
Должен был состояться вебинар по теме выборов. Нам не дали его провести. Пришло сообщение о том, что в здании, где проходило мероприятие, обнаружено взрывное устройство. Всех вывели. Думаю, причина – в тяжелых отношениях «Открытой России» с властью.
Это было наше последнее по времени мероприятие, больше мы в таком формате не сотрудничали на региональном уровне.

– В СМИ были разговоры о том, что фонд «За природу» живет на западные, конкретно, норвежского фонда деньги…

– Фонд «За природу» – общественное объединение, существует с 2006 года, я его возглавляю.

Раньше, когда в России еще не навешивали ярлыки «иностранный агент», мы сотрудничали с зарубежными экологическими и неэкологическими организациями. «Норвежское общество охраны природы» – авторитетная некоммерческая организация, ей более 100 лет. Мы работали с ней по проблемам радиационной безопасности. Получили пожертвование несколько раз.
После того, как законодательство изменилось, это сотрудничество стало причиной того, что нас внесли в список иностранных агентов. Начались проблемы. Мы заплатили штраф в 100 тысяч рублей. Сейчас вынуждены отчитываться в четыре раза больше, чем раньше. Я много времени в судах провел. Претензии до сих пор идут. Проверки за проверкой. И бросить деятельность – не вариант.
– А в чем выгода норвежскому фонду от помощи вам?

– У них культура такая. Если они у себя сохранили природу и сформировали правильное отношение человека к ней, то этот опыт распространяют.

Сейчас денег мы от них не получаем, в прошлом году был последний транш. Просто переписываемся и не собираемся отказываться от взаимодействия. Мы гордимся сотрудничеством с этой авторитетной международной организацией.

Конечно, из-за клейма «иностранный агент» поменялось отношение к нам российских властей, но принципы международного сотрудничества еще никто не отменял.
VK31226318