EUR 86.89 USD 75.77

Сергей Бурунов: «Я сидел на всех шпагатах»

Сергей Бурунов: «Я сидел на всех шпагатах»

В премьерном сериале ТНТ «Полицейский с Рублевки» Сергей Бурунов играет начальника Барвихинского отдела полиции. Сергей не любит давать интервью, но все же согласился ответить на несколько вопросов.

- Чем зацепил вас «Полицейский с Рублевки»?

- Оригинальностью, юмором зацепил. Это очень смело и смешно, написано со вкусом и талантливо. Мой герой - подполковник МВД, начальник главного героя Гриши Измайлова, которого он ненавидит, но ничего не может с ним сделать, поскольку тот в силу своей хитрости и своего таланта умудрился заработать огромное количество связей. Мой герой - такой же зануда, как и я. Меня знакомые называют Человек-бутылка. В Яковлеве очень много от меня есть. Правда, у меня иронии побольше, а у Вадима Сергеевича с юмором не очень.

В этой истории очень много всего: и комедия положений, и лирическая комедия, и драма. Есть что-то и от черной комедии с жестким сатирическим юмором. Тут такой винегрет, компот. Смотреть «Полицейского с Рублевки» рекомендую потому, что, на мой взгляд, мы очень честно это все делали, с вдохновением, с любовью. Все это, надеюсь, будет транслироваться через экран. Могу сказать, что такой свободы, какую мне позволил режиссер Илья Куликов, у меня еще не было. Я у него спрашивал: «Такое возможно?». А он говорил: «Возможно». Сейчас всякие законы придумывают - то нельзя, это - ни в коем случае. Стоишь на площадке и не знаешь, что делать. А тут все было можно! Сама история это предполагает. И в то же время сериал написан не пошло, а со вкусом. Мне лично история очень близка и интересна. А если она была интересна нам, значит, будет интересна и зрителям.

- Вы не первый раз играете человека в форме. В молодости не хотели стать полицейским?

- Я хотел быть военным, но авиационное училище не окончил. Эстрадно-цирковое тоже _ меня выгнали отовсюду. В училище увлекся самодеятельностью… Так и покатилось все по наклонной.

- Тоскуют руки по штурвалу? Не жалеете, что летчиком не стали?

- Бывает. Просто если бы на тот момент я знал, что у нас так развит туризм в России, то, наверное, я бы остался «в кабине». В цирковое училище я пошел в 1992 году, потому что везде провалился. Меня взяли на эстрадное отделение, год я там проучился, с пользой провел время и понял, что не мое это все. Однако цирковая подготовка, конечно, хорошая. Мы, как нас называли, «эстрадники» сдавали почему-то все цирковые предметы - акробатику на манеже, жонглирование… Все это пригодилось в Щукинском училище. Я сидел на всех шпагатах, мог сделать любые движения в воздухе. Из училища выпустился, как говорится, в никуда, а нужно было что-то есть… Устроился на радио «Ретро», где работала знакомая. И вот наушники и микрофон до сих пор остаются в моей жизни. Только я уже не радиоведущий, а дублирую фильмы.

- Кого вам интереснее всего было озвучивать?

- Интереснее Лео Ди Каприо, я с ним работаю уже одиннадцать лет. Звучит как-то странно - «работаю»... Вообще, если проект хороший, то всегда озвучивать его будет интересно. Неинтересно озвучивать Адама Сэндлера, потому что он не артист и у него большое количество междометий. Везде вставляет свои «три копейки». Неинтересно озвучивать Ченнинга Татума. Я ему дал прозвище Говорящий шкаф. Девчонки от него пищат. Когда я его так назвал, чуть не вцепились в меня. А Лео - артист. Незнаком с ним, хотя сейчас существует некий проект, в котором некоего Романа будут знакомить с Лео, как русского Ди Каприо.

- Будучи виртуозом «озвучки» вам доводилось разыгрывать знакомых?

- Нет, не доводилось.

- Есть селебрити, затаившие обиду на мастера пародийного жанра?

- Я не мастер пародийного жанра. У меня не было ни концертных программ, ни номеров - ничего. Просто в одном из проектов на федеральном канале был такой жанр, в котором я все это со страху делал.

- Со страху?

- Конечно! Я никогда этим специально не занимался, хотя в театральном институте этому учат, пародия - один из разделов работы над образами. А звезды не обижаются, наоборот. Сколько я ни встречал людей - они искренне благодарны. Мне кажется, когда на тебя при жизни делают пародию, это значит, что все у тебя нормально. Как в анекдоте - «Слава пришла, настоящая». Впрочем, помню, в первых выпусках было такое - многоуважаемым мною Борису Берману и Ильдару Жандареву что-то не понравилось… А так, все воспринимают это за счастье и мне благодарны.

- В пародийных шоу вы представили зрителям огромное количество образов? Назовите самый любимый. Есть ли образ, который на ваш взгляд, не удался?

- Вся «Большая разница» далась мне потом и кровью, поэтому выделить ничего не могу. Были прекрасные образы, Штирлиц раскрашенный, например. А так, чтобы что-то не удалось, таких образов у меня не было. Я изначально чувствовал, получится или не получится. Но, как правило, создатели и наша творческая и режиссерская группа предлагали мне то, что я смогу сделать, зная мою природу и мои возможности. Поэтому не могу сказать, что мне удалось, а что не удалось. В основном шли от моей индивидуальности и моих физических возможностей. Это были те образы, с которыми я мог справиться. Мы даже менялись ролями, были моменты, когда я говорил, что, на мой взгляд, это лучше сделает мой коллега. Такое происходило очень часто.

- Сложно смешить зрителей?

- Комедия вообще самый сложный жанр. Кто-то из великих говорил: «Хочешь прославиться _ рассмеши». Это очень обманчивое, глубокое заблуждение в наше время, что смешить легко и каждый может это делать. Ведь это целая наука! Нужно пройти путь становления. Я себе орденов не вешаю, но не просто так 39 лет небо копчу. Работа ведется.

- Есть внутренний ценз? На какие темы вы шутить не станете?

- Это вопрос воспитания и внутренней культуры, вопрос вкуса. В театральном институте над этим работают. Борис Евгеньевич Захава говорил, что задача творческой школы - воспитать творческую единицу. Я подчеркиваю - воспитать! Для меня запретные темы - все, что касается содержимого прямой кишки (хотя смотря в каком контексте), религия и смерть. У нас в менталитете это заложено. Все, что связано со смертью, не очень принимается публикой.

- Я читала, что сцену вы недолюбливаете и чувствуете себя там некомфортно. На съемочной площадке другие ощущения?

- Нет, сцену я очень люблю. Просто идет период некого накопления внутренних ресурсов. Я бы не сказал, что меня часто зовут в театр, но иногда.

- Вы любите создавать образы негодяев? Говорят, их играть проще, чем приличных людей.

- Я обожаю негодяев! Но их играть как раз намного сложнее. Зато интереснее.

- Если верить Интернету, вы сжигаете статьи о себе… Наше интервью постигнет та же участь?

- Если будете задавать такие вопросы, то да! Шутка! Я пошутил тогда по поводу сжигания статей.

Фото ТНТ

Смотрите киносериал «Полицейский с Рублевки»
с понедельника по четверг в 22.00 на ТНТ

VK31226318