EUR 89.15 USD 78.94

Юлия Краснова: «История не бывает плохой или хорошей»

Юлия Краснова: «История не бывает плохой или хорошей»
Она с серебряной медалью закончила школу № 63, с красным дипломом - истфак ЧелГу, где работала сначала преподавателем, потом заместителем декана. Кандидат исторических наук, автор свыше 40 научных работ. Последнее время занимала должность заместителя Центра историко-культурного наследия по науке.

- Юлия Викторовна, как зародился ваш интерес к истории?
- Наверное, с детства. Бабушка с дедушкой приехали в Челябинск в 30-х годах, были свидетелями того, как строился город, и умели об этом очень интересно рассказывать, когда водили нас с сестрой на прогулку. До сих пор история ассоциируется у меня с местом, где я живу и с которым связана история моей семьи.
Кроме того, история была для меня местом рождения литературных сюжетов, - а читать я очень любила, - и только потом «декорации», на фоне которых разворачивались события любимых мной книг, начали приобретать самостоятельную ценность.

Тем не менее, я собиралась быть учителем, а не историком и готовилась к поступлению в пединститут. Но тут не иначе вмешалась судьба, и я непостижимым даже себя самой образом подала документы на истфак ЧелГу.

Родители до последнего дня не знали, куда у них дочка поступает. Когда в день зачисления папа решил подвезти меня до вуза и поехал в сторону пединститута, я сказала, что вообще-то мне в другую сторону. Он поначалу даже не понял, о чем речь…

Попав на истфак, я ни дня не пожалела. Там были потрясающие преподаватели, атмосфера, да и курс, на котором я училась, оказался на удивление талантливым, - мы закончили учебу со значительным преобладанием красных дипломов над синими. Именно в стенах истфака я поняла, что история – это инструмент, который помогает думать и понимать не только прошлое, но и настоящее.

- Что нового появится в работе Центра с приходом нового руководителя?

- Я считаю, что любые изменения должны вырастать в процессе жизни, меняющихся реалий, отвечать на запросы времени. Мои предшественники – Владимир Боже и Дмитрий Семенов нашли правильную стратегию, направления развития Центра. Эти направления будут продолжены.
Речь, в частности, о создании музея истории города. Сейчас экспозиции по истории Челябинска есть в краеведческом музее, но у областного музея другие задачи, сфера интересов, научная концепция. А задача музея истории города – рассказать о том конкретном месте, где живут челябинцы.
Сейчас такие музеи есть во многих российских городах. В Екатеринбурге он вырос из мемориального музея Свердлова, в Питере – из музея Петропавловской крепости. Есть такой музей и в Москве.

- В Челябинске он возникнет на базе вашего Центра?

- Да. С самого начала работы Центра одним из его направлений было формирование фондов. Сейчас накоплено уже более 75 тысяч экспонатов. Это уникальные документы, фотографии, подлинные предметы быта XIX и ХХ веков, живопись. Вот взгляните: здесь свидетельство об окончании гимназии, реклама магазина купца Валеева, упаковки от чая чаеразвесочной фабрики Высоцкого. Очень интересна столетняя шкатулка для украшений, изнутри обитая шелком – мечта любой современной модницы.

- Где вы находите такие сокровища? Из каких источников пополняются фонды будущего музея?
- Многие предметы, которые сейчас стали частью фондов Центра, подарены их владельцами, что-то покупалось, что-то элементарно найдено на помойках. Иногда люди безжалостно расстаются со свидетельствами прошлого – старыми предметами, фотографиями, письмами. Нередко на наших выставках можно услышать: «Ой, у нас у бабушки был такой же комод, мы его на помойку выкинули».
Мы же как историки и музейщики знаем: любой предмет несет на себе печать истории. Сегодня у нас нет больших выставочных площадей, поэтому свои выставки мы проводим в особняке Шиховых-Покровских, где раньше располагался геологический музей. Там, кстати, уже есть вывеска, поясняющая, что здесь будет размещен музей истории города. Скорее всего, он станет структурным подразделением Центра.

- Какие еще задачи у Центра?

- Это работа по сохранению памятников истории и культуры. Конечно, мы – не единственная организация, которая этим занимается. По федеральному закону основные полномочия по сохранении исторического и культурного наследия возложены на Министерство культуры области и собственников объектов.
Мы отвечаем за те памятники, которые находятся в нашем оперативном управлении. Реставрируем их, оформляем документацию. Работа не очень заметная, но необходимая, потому что многие памятники культуры разрушаются из-за агрессивной среды и температурных перепадов. Кроме того, собираем информацию о достопримечательностях и памятных местах города, официально не входящих в список культурного наследия.
Проблемой остаются памятники 50-70 годов. Нередко организаций, которые их возводили или которые за ними ухаживали, уже не существует, и памятники остаются бесхозными.

- И много таких?

- Мы памятниками обычно считаем что-то масштабное, как монумент Танкистам-добровольцам на Аллее Славы. На самом деле памятники прошлого разные, много таких, которые не всегда заметны, например, мемориальные доски. Я думаю, неправильно заботу об охране памятников возлагать исключительно на государство. Формирование гражданского общества предполагает не только политическую активность, но и осмысленное отношение к собственной истории.

- Что лучше для сохранения исторических памятников - когда их собственниками становятся частные лица или государство?

- Владение памятниками истории и культуры частными лицами, особенно если речь о зданиях, разрешено законом. Здесь, как это ни грустно, немало негативных примеров.
Человек не всегда понимает, что он купил не просто старое здание в хорошем месте, а стал владельцем части истории, а это уже вопрос общей культуры, ценностей, которые не измеришь деньгами. Но глобальные выводы о том, что если частный бизнес покупает памятник архитектуры, то это плохо, – не стоит делать. Потому что немало положительных примеров.
И я убеждена, что их будет становиться все больше. Гарантии тому – перемены в сознании молодежи. Я много общаюсь с молодыми людьми и вижу, как они стремятся к образованию, овладению культурным наследием. У них другое отношение к прошлому.

- Принято считать, что Челябинск - город с небогатой историей и культурой. Вы с этим согласны?

- 280 лет для города – действительно не слишком солидный возраст. Но если дистанцироваться от глобального подхода к истории (чем длиннее, тем лучше) и посмотреть на город не как на некую надчеловеческую целостность, а через призму истории конкретных людей - взрослых, маленьких, богатых, бедных, - то можно увидеть здесь бездну интересного.

Не случайно в исторической науке все более выраженным становится интерес к человеку в истории, к культурным практикам, к истории памяти. Долгое время эти вопросы оставались на втором плане по отношению к истории государства, истории политической, военной.
История - это прежде всего факты. То, что состоялось, что зафиксировано в источниках, подтверждено документами и свидетельствами очевидцев. Но это еще и попытка понять прошлое, и некая эмоция, которую мы испытываем, размышляя о событиях минувшего, и оценка этих событий.
Другое дело, что этот процесс требует определенного уровня образованности, культуры, способности критически осмысливать информацию, умения избегать политических ярлыков, а мы часто воспринимаем историю через призму политики.

История не бывает хорошей или плохой. Когда, к примеру, говорят, что у южноуральцев нет богатой истории потому, что население наших городов в основном – пришлые люди, я предлагаю подумать над несколькими вопросами.
Зачем жители средней полосы России шли на Урал? Что они здесь искали, как обживались и находили общий язык с местным населением, во что верили, что привнесли в чужую для них культуру? Найдите ответы на эти вопросы, – и сами убедитесь, что история нашего края совсем не скучная и не бедная.
- Какие у вас увлечения помимо истории?

- Люблю кошек и собираю коллекцию фигурок кошек. Люблю вышивать, - это способ отдохнуть и подумать. Пляжному отдыху предпочитаю походы, которые, к сожалению, случаются все реже.

Вспоминаю сплавы по рекам в Иркутской области и Байкал, который произвел на меня неизгладимое впечатление своей сакральной мощью. Карелия всегда остается местом, куда хочется вернуться. Природа там похожа на нашу уральскую, но первозданнее, глуше, - того и гляди из-под мохнатой ели появится баба Яга.
Поражает чистота и нетронутость этих мест. Помню, в Кижах мы спросили местную жительницу, откуда можно напиться. Она удивилась, показала на Онегу. Мы вспомнили, что когда-то и из нашего Миасса люди пили воду…
Очень люблю нашу степь, маленькие полевые археологические лагеря. Азарт научного поиска, сознание временной оторванности от мира и полное счастье, что сотовый не звонит не потому, что про тебя никто не вспоминает, а просто потому, что не могут дозвониться. Сеть не берет.
VK31226318