EUR 70.76 USD 63.72

12 и 13 мая в Челябинской опере состоялась премьера балета «Эсмеральда» Цезаря Пуни

12 и 13 мая в Челябинской опере состоялась премьера балета «Эсмеральда» Цезаря Пуни

«Эсмеральда» еще до премьеры обещала быть главным событием балетного сезона. Во-первых, это не возобновление, как «Слуга двух господ» или «Спящая красавица», а полноценная премьера. Во-вторых, авторитет балетмейстера-постановщика Юрия Бурлаки говорит сам за себя: экс-худрук Большого театра, один из самых известных специалистов в области реконструкции старинных балетов.

Главный дирижер нашего оперного театра Антон Гришанин в 2010 году руководил постановкой в берлинской «Штаатсопер». Тогда он и предложил Юрию Бурлаке поставить «Эсмеральду» в Челябинске. Для балетмейстера это третий опыт работы над балетом (первый был в Большом театре в 2009 году, и Юрий Петрович ранее говорил о том, что считает «Эсмеральду» главным достижением своего недолгого руководства балетом Большого).

Что касается челябинской версии, она очень удачно вписалась в контекст истории театра. Балеты по роману Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери» были поставлены дважды, в 1958 и 1972 годах, и первые исполнительницы партии Эсмеральды во второй постановке, Галина Борейко и Ирина Сараметова, стали педагогами-репетиторами балета Юрия Бурлаки.

Нынешняя постановка декларирует в первую очередь возвращение к хореографии Мариуса Петипа, являющейся для Юрия Бурлаки эталоном. Очень обидно, что реконструкции не получилось в полной мере. Четыре танца, включая финальное адажио Феба и Эсмеральды, поставил нынешний руководитель челябинского балета Юрий Клевцов. Тут дело даже не в том, как это вторжение повлияло на конечный результат (вряд ли улучшило, дай бог, если не слишком ухудшило). Дело в самой странности тандема хореографов Петипа-Клевцов. Даже вариант Петипа-Бурлака был бы более логичным. И хотя на стороне Клевцова - знание того, как развивалась хореография в ХХ веке, на стороне Петипа все-таки гений. Опытный глаз увидит и швы, и несоответствие стиля, и порушившуюся драматургию. Сильно расстраиваться на этот счет не стоит, поскольку танцев, повторюсь, всего четыре.

В интервью, которое мы взяли у Юрия Бурлаки еще прошлым летом, постановщик признался: «Мечтаю о балете, динамичном, как фильм». Таковы первый и третий акты «Эсмеральды». Здесь почти каждое движение знаменует новое событие. Зрителей удивит обилие танцев с предметами. В руках Эсмеральды (Екатерина Тихонова, Татьяна Сулейманова) поочередно побывают кастаньеты, тамбурин, поварешка и, разумеется, белый шарф Феба, подаренный капитану его невестой, очаровательной Флер-де-Лис (Татьяна Предеина, Дарья Демченко). Трогателен и смешон одновременно бедный поэт Гренгуар (в обоих составах его танцует Александр Цвариани).

Во втором действии события перестают мелькать с бешеной скоростью. Публике дается возможность в полной мере насладиться красотой классического танца во время праздничной сцены помолвки Феба и Флер-де-Лис.

Художник Дмитрий Чербаджи выбрал местом действия не дворцовые залы, а утопающий в зелени летний сад. В предыдущих постановках, «Щелкунчике» и особенно «Синдбаде-мореходе», Чербаджи было слишком много. Яркие задники затмевали танцовщиков. В «Эсмеральде» Дмитрий Афанасьевич впервые перешел от броской роскошности к декорациям функциональным и атмосферным.

В третьем акте зло, трусость и предательство будут посрамлены, убийцу Клода Фролло (Максим Филатов) сбросят в Сену. Эсмеральда отдаст Фебу руку и сердце, все будут счастливы. Для скептиков, которые вспомнят «Собор Парижской Богоматери», у театра готов ответ: либретто со счастливым концом писал сам Виктор Гюго, считавший, что на сцене все должно быть иначе, чем в литературе и жизни.

VK31226318