EUR 69.86 USD 62.55

Без шанса на катарсис

Без шанса на катарсис

В Челябинском молодежном театре режиссер Павел Каштанов поставил пьесу Сергея Руббе «Forever. Навсегда», написанную в 2010 году.

Девятиклассница Вера Карпухина (ее играет Елена Шингареева) суровую прозу жизни украшает собственными фантазиями. А фантазии у Веры с эротическим уклоном - как она встречается с классным руководителем Дим Димычем Воробьевым (Денис Филоненко) в маленькой питерской квартире. Живет Вера с бабушкой, с утра до ночи работающей кондуктором. Пустующая квартира становится местом встречи Веры с одноклассниками. Мнимые друзья понимают, что девушка врет, но все меняет внезапный визит Дим Димыча.

Вчерашний выпускник педуниверситета, обеспокоенный успеваемостью своей ученицы, забыл в Веркиной квартире портфель. Эта улика убеждает подругу Веры, соседку Храпову (Кира Ханжина), поверить в эротические фантазии своей подруги. Храпова начинает действовать грубо и бестактно, что приводит к попытке изнасилования Веры ее дружком Тайсоном. Видео, снятое одноклассником Лопатой (Артур Саркисян) на мобильный, посмотрит вся школа. О мнимом романе и выдуманной беременности Веры узнает директриса. А Вера Карпухина, не ожидавшая, что столкновение выдуманного и реального миров может быть столь трагичным, решается на суицид. Драматург Сергей Руббе не учит говорить правду, но показывает, как дорого может стоить ложь. Даже та, что бескорыстна и является всего лишь способом ухода от реальности.

Пьеса жесткая, «мля» и «пипец» встречаются там на каждом шагу. Главная же опасность заключается в том, что персонажи предлагают зрителю откровенный разговор о сексе, к коему многие из 12-14-летних подростков, сидящих в зале (вот тебе и 16+ на афише), оказались просто не готовы. С тем, что приводить маленьких на спектакль было ошибкой со стороны отдела по работе со зрителем, режиссер Павел Каштанов согласился и пообещал, что так больше не будет.

Теперь о спектакле. В нем масса вещей замечательных, но имеющих к театру косвенное отношение. Как пластичен Артур Саркисян и как замечательно он танцует рэп и R&B, оценили и взрослые, и дети. Каждый танец прерывался громкими аплодисментами. Елена Шингареева за две недели выучилась песочной анимации, и картины, которые проецируются на экран, рисовала сама. Павел Каштанов часами просиживал в оранжерее одной из челябинских школ, изучая сленг подростков.

- Все слова (мартышлюшка, слабоумный выпердыш, бичильда) я подслушал у современных детей, - признается режиссер. - Дибилоид, дудик, гондила - у автора этого нет, там только коза кривоногая.

Там, где заканчиваются анимация, песни и танцы, и начинается собственно театр, все не так весело, а порой и скучно, и грустно. Не все роли получились. Есть плоские, застывшие в одной выдуманно-фальшивой интонации персонажи. Органично передать карикатурно-гротесковый характер своего персонажа удалось Артуру Саркисяну. Правда, временами его Лопата затмевает всех остальных, превращая спектакль в актерский бенефис. Искренними кажутся главная героиня (Елена Шингареева) и ее бабушка (Наталья Антонова).

Пьеса Сергея Руббе, прямо скажем, не шедевр, а у Павла Каштанова пока что недостаточно режиссерского опыта (это его второй спектакль с профессиональными актерами, первым были «Фанатки»), чтобы преобразить ее. Но стремление работать с драматургическим материалом, работать с ним как с пластилином, а не священной коровой, есть, и это радует. Павел придумал дополнительный персонаж - девушку у окна (Кристина Короткова), вместе с которой возникла очень важная для спектакля про суицид тема. Чуть больше смелости, чуть больше силы воли - и все будет иначе. Девушка у окна говорит о том, сколь многое мы убиваем желанием отложить на потом и как важно вовремя сказать то, что ты думаешь.

Интересное сценографическое решение придумала Кристина Сатина, поместившая действие в «колодец» из примыкающих друг к другу старых домов. Вера, подобно героям фильма «Питер ФМ», постоянно выходит из окна на крышу другого дома. В финале она не выбрасывается из окна, а прыгает с крыши. Думаю, что далеко не все зрители этот тонкий нюанс поняли и не все пережили вместе с главной героиней ее трагедию. Каштанов не оставил шанса на катарсис, поставив сразу же за моментом самоубийства задорный финальный танец. Между театром и шоу нужно все-таки делать выбор. Лучше - в пользу театра.

VK31226318