EUR 75.58 USD 66.33

Почему Каренин не убил Вронского?

Почему Каренин не убил Вронского?

Челябинский режиссер Марина Глуховская и актеры Екатеринбургского ТЮЗа подготовили читку пьесы Нило Круза «Анна в тропиках» в рамках семинара по современной американской драматургии.

Семинар проходил в Екатеринбурге, в Доме актера, и стал частью обширной программы «Новая американская пьеса в России», осуществляемой Центром по развитию международного театра (CITD) при поддержке американского посольства в России и американо-российской Двусторонней президентской комиссии. Вниманию участников семинара (режиссеров и актеров нескольких уральских городов) были предложены самые свежие русские переводы новейших пьес, с успехом идущих на американской сцене. С надеждой, что в обозримом будущем они появятся и на уральской сцене. Пока же пять сочинений американских драматургов прозвучали в формате читок: это когда актеры с текстом в руках предлагают вниманию зрителей еще не готовый спектакль, но его эскиз, прообраз, заявку на будущую полноценную работу.

Главный режиссер Челябинской драмы Марина Глуховская выбрала пьесу Нило Круза «Анна в тропиках» (перевод Евгения Казачкова). Драматург родился на Кубе, вместе с родителями эмигрировал в США, в Майями. Герои его пьесы - тоже кубинские эмигранты, живущие в Майами (правда, в совсем другое время - двадцатые годы прошлого века). События разворачиваются на маленькой сигарной фабрике, почти все работники которой связаны родственными узами: мужья и жены, отцы и дети, братья. Единственный человек со стороны - чтец: это в традициях фабрики - сопровождать процесс закручивания сигар чтением вслух. Новый чтец, романтический красавец, начинает читать роман Льва Николаевича Толстого «Анна Каренина».

Как написано у другого русского классика: «Если бы знать…» Литература оказывается большей реальностью, чем сама жизнь: роковые страсти аристократов заснеженной России меняют судьбы обитателей знойного американского юга: измена, ревность, старая страсть, вспыхнувшая с новой силой, мечта о любви, месть, отчаяние, надежда. Особый сюжет - несовпадение менталитетов: ну, невозможно объяснить пылкому латиносу, почему Каренин не убил Вронского.

Замечательные актеры Екатеринбургского ТЮЗа (Геннадий Хошабов, Екатерина Демская, Илья Скворцов, Елена Стражникова, Дарья Большакова, Сергей Монгилев, Сергей Тиморин), ведомые режиссером Глуховской, погружаются в этот роскошный, терпкий, полный то затаенной, а то открытой страсти текст, как в реку, и ее эмоциональное течение захватывает зрителей. В гостиной Дома актера нет декораций, мизансцена статична: люди за столом в белых платьях и костюмах с листами в руках. Музыка (пленительная) возникает всего пару раз. Но было ощущение полного погружения в другую жизнь: с жарой, запахом сигар и вкусом рома, морем, которое рядом, и Россией, что так далеко.

На итоговом «круглом столе» семинара и его модератор, американский театральный критик и переводчик Джон Фридман, давно живущий в России (он женат на известной актрисе Оксане Мысиной), и другие участники говорили об эскизе «Анны в тропиках» как о самом сильном и самом художественном впечатлении этих двух дней. Екатеринбургский ТЮЗ предложил Марине Глуховской превратить пьесу Нило Круза в полноценный спектакль.

Я же поневоле думал вот о чем. Удалось ли бы режиссеру всего за два репетиционных дня добиться подобного результата с актерами Челябинской драмы, которую Глуховская возглавила в этом сезоне? Смогли ли бы наши актеры из поколения мастеров отказаться от застарелых штампов и удивить простотой и свежестью? А у тех, что моложе, получились ли бы подлинные, не карикатурные страсть, нежность, отчаяние? Вопросы, ответы на которые могут дать лишь время и сотворчество труппы и ее художественного лидера.

VK31226318