EUR 89.25 USD 76.35

Посол культуры

Посол культуры

Профессор Челябинской государственной академии культуры и искусств (ЧГАКИ), доктор педагогических наук Бозор Сафаралиев уже восемь лет живет в Челябинске. Он находит много общего между культурой Южного Урала и своего родного Таджикистана.

- Бозор Сафаралиевич, в последнее время я все чаще убеждаюсь, что в слово «культура» многие люди вкладывают разный смысл. Говорят, есть несколько толкований этого понятия. Какого определения придерживаетесь вы?

- Действительно, сегодня есть около 400 толкований слова «культура». Мне ближе исторический, классический смысл - возделывание. Важно знать, кто создает культуру и для чего. И понимать: это монокультура или более широкая? Я вижу культуру как человеколюбие. Каждый народ внес свою лепту в общемировую сокровищницу. Например, города Бухара, Самарканд были кем-то построены от души. А что оставят после себя люди нашего поколения? Я студентам говорю: «Дай Бог нам хотя бы сохранить то, что имеем». Если мы сумеем развить культуру, то вообще прекрасно.

- Что ваш родной таджикский народ внес в сокровищницу мировой культуры?

- У входа в здание ООН начертано четверостишие великого Саади. Его смысл такой. Все человечество тесно связано, это единый организм, затронете какую-нибудь часть - страдает он весь. Самый главный вклад - это то, что таджикский народ никогда не был воинствующим. Так было и в пору зороастризма, в доисламское время, и потом. То, что случилось в конце XX века, - совсем другое. Чем больше духовности, тем меньше конфликтов.

У нас нет склонности к ним, к какому-то выяснению отношений. Таджикский народ оставил изречения, которые до сих пор используют все цивилизации. Основоположники нашей литературы - Фирдоуси, Саади, Хайям - классики не только моего народа, а всего мира. Они знали произведения больших европейских писателей. Раньше шло и сейчас продолжается взаимовлияние литератур. Очень важно, что, приняв ислам, таджикский народ не потерял свой язык, не стал говорить на арабском. Сохранились традиции обрядовой культуры. К примеру, сегодня у нас есть дома огнепоклонников, то есть в стране до сих пор используются элементы зороастризма.

- Чем таджики отличаются от других народов Центральной Азии?

- Таджики больше всего занимались аграрным сектором. Это были не кочевники, а оседлые, у них совершенно другая философия жизни. Они творили, создавали. При возведении Нурекской ГЭС строители обнаружили древние останки, как у римлян - амфитеатр, решено было сохранить находку и строить дорогу в другом месте, а на раскопках начали работать археологи. Но у нас все-таки мало исследований доисламского периода. Вы смотрите, где Таджикистан и где Челябинская область. В Аркаиме жили сарматы, там были пришлые, оседлые народы из Средней Азии. Мне интересно выявить элементы того периода, воплощенные в сегодняшнем дне.

- То есть связь между нынешним Таджикистаном и нынешней Челябинской областью и Россией была уже тогда!

- Да! Я давно хочу провести исследование доисламского периода жизни Таджикистана, организовать экспедицию. Думаю, она позволит собрать больше материала и о контактах наших регионов в древности. Но, к сожалению, пока мы не находим поддержки из-за финансовых проблем в республике.

Не менее интересна современная история таджиков. После событий 90-х годов представители нашего народа разъехались по всему миру. Они есть в Европе, Австралии, США, Канаде, Японии, Африке и так далее. Но, к сожалению, средства массовой информации очень любят обидное слово «гастарбайтер». Произнося его, мы забываем историю взаимовлияния, взаимопомощи. Первая газета на таджикском языке вышла в XIX веке не где-нибудь, а в Оренбурге, на территории России. Так было до революции 1917 года и после нее. Говоря о взаимовлиянии и взаимопомощи России и Таджикистана, можно вспомнить и Петра I.

- Мы больше знаем, что этот император смотрел на Запад, «прорубал окно» в Европу, а тут - Восток.

- Он давал наставление дипломатам, когда они уезжали в Бухару (сейчас относится к Узбекистану): работайте, находите ключи взаимопонимания во благо взаимовыгодных условий и развития торгово-экономических отношений, но не лезьте в традиционную духовную культуру народа, в религиозные дела. Эти слова применимы и сегодня.

Более 90 процентов жителей Таджикистана - приверженцы ислама, и в 90-х годах XX века некоторые властолюбцы использовали религию для достижения своих целей и власти. Как результат - появились беженцы.

- В итоге в массовом российском сознании слово «таджик» не имеет того культурного значения, о котором мы с вами говорим.

- Одна из причин - плохое знание русского языка, хотя в Таджикистане программу его изучения не сокращали, в университетах готовят преподавателей русского языка и литературы. В прошлом году я разработал программы по работе с мигрантами, которые пока никем не реализованы. Предлагал их национально-культурным центрам. Речь, в частности, шла о том, чтобы те, кто сюда приезжает, в организованном порядке изучали язык, культуру, законодательные нормы, этикет, получали профессию и сертификат, а потом устраивались на работу. Но как получается? Где-то один из десяти человек проходит по этому пути. Подавляющее большинство приезжих говорит: «Какая разница, если будут выдворять?» В реалии эта информация не соответствует действительности!

- Только ли язык является причиной?

- Нет. Главное - для чего и как люди приезжают из Таджикистана сюда. Вот приземлился самолет, и некоторые пассажиры даже не знают, куда они прибыли! И соглашаются на все - разнорабочим так разнорабочим. Их надо еще там, в Таджикистане, готовить.

В республике есть миграционное ведомство, которое должно быть заинтересовано, чтобы мигранты знали элементарные основы разговорной речи, законы России. Но этого нет, никто этим не занимается! Я уже не говорю о знании культуры, традиций и быта страны. Иногда замечаю: «В одноглазом городе будьте одноглазыми!» Раз они приезжают сюда, то должны знать страну.

Я в Россию приехал в 1978 году, и мне тоже было трудно, но меня учили хорошие педагоги в школе и вузе. А для многих прибывших из Таджикистана и других республик знания не являются приоритетом. К сожалению, на Южном Урале тоже мало мест, где они могли бы их получить. Нет в Челябинске специальных образовательных курсов массового характера для детей и для тех, кто приезжает сюда на работу. В моей программе указано количество часов для изучения традиций, законов, получения профессиональных навыков.

- Недавно я услышал, как вас назвали послом культуры.

- Однажды мне сказали: «Вот вы появились здесь, и тогда мы узнали таджикский народ». Я был удивлен. Как? Прошло всего около 20 лет после распада СССР, до этого знали о нашем народе и вдруг забыли?! Такое стало возможным, потому что большинство средств массовой информации однобоко рассказывают о таджиках, особенно телевидение. Вот попался человек на чем-то, он таджик, и делается неожиданный вывод, что все люди этой национальности такие. Тут поможет только просветительство.

У нас в академии культуры были мысли: давайте дружить с вузами Запада! Но ректор Владимир Яковлевич Рушанин сказал твердо: мы не должны терять наших старых друзей, с которыми когда-то жили в едином Советском Союзе, а дальше - дело другое. В итоге были подписаны двухсторонние договоры о сотрудничестве между вузами и организациями стран СНГ и дальнего зарубежья. В Душанбе пригласили творческие коллективы нашей академии. Во время выступления театра-студии «Бабы» под руководством профессора Елены Калужских зал Таджикского русского драматического театра имени Владимира Маяковского был полон в течение недели! На международном фестивале в Таджикистане рукоплескали камерному оркестру ЧГАКИ «Классика» под руководством профессора Адика Абдурахманова.

Творческая делегация из Ташкентского государственного института культуры имени А. Кадыри постоянно приезжает в Челябинск на Международный праздник «Навруз». Академия также участвует в различных международных научных форумах, организуются совместные мастер-классы, публикуются сборники научных трудов и монографии наших ведущих ученых и коллег из вузов-партнеров.

На основе межгосударственного договора о сотрудничестве по квотам Министерства образования и науки и поддержки Министерства культуры РФ дипломы о высшем профессиональном образовании нашей академии получили студенты из Таджикистана, Узбекистана и Монголии, проходят курсы повышения квалификации специалистов культуры и искусств. И сегодня в стенах академии, где созданы благоприятные условия для учебы, продолжают обучаться представители этих и ряда других стран.

- На юбилее факультета Евразии и Востока ЧелГУ вы сыграли на необычном инструменте.

- Это был традиционный национальный духовой музыкальный инструмент - най, давно и с удовольствием на нем играю для себя и друзей. Хотелось как-то порадовать собравшихся.

- А вообще как вам в Челябинске живется?

- Я приехал в Челябинск из Москвы и Уфы. Через некоторое время меня приглашали обратно в столицу. Отказался. Почему? Это теперь другой город, там уже почти нет тех москвичей - добрых, отзывчивых, хлебосольных. Сейчас в столицу едут все кому не лень, в ней очень много криминала. Исчезает ценность, привлекательность Москвы. Когда-то я мог поздно вечером после театра спокойно погулять по ее улицам. Теперь не могу там долго находиться.

А Челябинск мне нравится. Как-то заметил, что в Татарстане разговаривают на тон выше, в Башкирии - на полтона, а здесь - тот тон, который для меня приемлем, который не мешает другим. Тут могу ночью выйти из дома и погулять - как в студенческие годы в Москве.

В Челябинске я реализуюсь как профессионал, у нас достаточно хороший педагогический коллектив, город близок мне духовно, исторически он сложился как многонациональный. Здесь намного меньше недоброжелателей к человеку другой крови. Хотя понятно, что отношение зависит от твоего собственного поведения, твоей работы. Я ни разу ни от кого не слышал, что «понаехал».

Наша справка

Бозор Сафаралиев родился в 1956 году в поселке Яван Таджикской ССР. В 1982 году окончил Московский государственный институт культуры (МГИК). Работал преподавателем Таджикского государственного института искусств им. М. Турсун-заде. В 1991 году защитил в Москве кандидатскую диссертацию. Работал начальником главного управления культурно-просветительных учреждений Минкультуры Таджикистана. В 1993 году был направлен на обучение в докторантуру Московского государственного университета культуры и искусства (МГУКИ - новое название МГИК). В 1998-м защитил докторскую диссертацию. Работал директором НИИ культуры и информации Минкультуры Таджикистана, ученым секретарем Учебно-методического объединения вузов РФ, одновременно - профессором в МГУКИ. В 2004-2005 годах - профессор Восточного института экономики, гуманитарных наук, управления и права (Уфа). В 2005-м переехал в Челябинск. Сфера научных интересов - исследование проблем изучения истории мировой духовной культуры, инновационных подходов в социально-культурном проектировании и развитие международного сотрудничества в области образования, науки, творчества. Член докторских диссертационных советов по теории, методике и организации социально-культурной деятельности при ЧГАКИ и Казанском государственном университете культуры и искусств, подготовил несколько кандидатов наук. В 2012 году избран членом-корреспондентом Российской академии естествознания.

Полный текст интервью - levluzin.ru

VK31226318