EUR 70.76 USD 63.72

Раду Поклирату дал артистам челябинского балета право голоса

Раду Поклирату дал артистам челябинского балета право голоса

В минувшие выходные в Челябинском театре оперы и балета состоялась премьера двух одноактных спектаклей - «Болеро» и «Шекспирименты».

Такого финала здесь не было давно. Зрительный зал вместо стадного коллективного вставания раскололся. Одни в экстазе кричали, обращаясь к артистам: «Какие вы классные!», хлопали, свистели. Другие сдержанно сидели в своих креслах. Так и должно быть, когда на сцене - современный балет. Провокационный по определению, ударяющий в самые болевые точки человеческого сознания.

Еще совсем недавно современная хореография была для танцовщиков обычной практикой. С приходом нового худрука последовала двухгодичная пауза. С точки зрения Юрия Клевцова, если уж ставить современный балет, то хореографу с мировым именем. И вот таковой нашелся.

Раду Поклитару с конца 90-х считается одним из главных проводников современного танца и прогрессивной балетной режиссуры на постсоветском пространстве. Автор более 30 спектаклей. На сцене Большого театра им были поставлены «Ромео и Джульетта» и «Палата № 6».

Для челябинской балетной труппы Поклитару выбрал два своих спектакля, впервые созданных в 2007 году для «Киев модерн-балета».

«Болеро» - философская притча длиной всего в 20 минут. «Заданный постановщиком конфликт - индивидуальность, яркое «Я», противостоящее многоликому, бесформенному «Оно», - читаем в программке. Замысел считали даже дети, с которыми мне довелось беседовать.

Но спектакль не так прост, как кажется на первый взгляд. Танцовщики поочередно выходят из общего бесформенного балахона, обретая свободу движений. Но означает ли эта свобода обретение индивидуальности?

Освобожденные от оков, мужчины и женщины маршируют стройными рядами. Движения синхронны. Через весь балет проходит жест, как будто они вдалбливают что-то себе в голову - синхронно, одно и то же. Не случайно выбрана и музыка - «Болеро» Равеля, имеющее четкий маршевый ритм, на который накладывается мелодия. В программке вы прочитаете совсем иную точку зрения, но с последней фразой невозможно не согласиться: «Каждый зритель найдет свою трактовку этого балета».

Аскетизму оформления «Болеро» (черный задник) противостоит щедрость художественного замысла сценографа Андрея Злобина в «Шекспириментах». Колонны, свитки, барельефы, пюпитры, маски - и все это крутится, струится, танцует вместе с артистами.

У зрителя может возникнуть вопрос, почему второй балет, в отличие от первого, идет под фонограмму. Как мне объяснили в театре, увертюра «Ромео и Джульетты» Чайковского может быть исполнена только составом симфонического оркестра. Оркестровая яма для такого количества музыкантов тесна, а разместить их на сцене, по понятным причинам, невозможно.

Сюжет прост. В наши дни группа театральных актеров решается поставить шекспировскую трагедию. Режиссера в этом странном театре нет, и артисты сами себя назначают на роли. «Я Ромео!» - выкрикивает девушка, и другие артистки спорят с ней. Ближе к финалу мужская половина труппы будет пытаться утвердить себя на роль Джульетты.

В спектакле много юмора, так же, как и в шекспировской трагедии. По духу они абсолютно совпадают. Чего стоит, например, сцена, когда точности балетных линий артисты добиваются с помощью автомобильных сигнальных конусов.

Раду Поклитару дает всем танцовщикам право голоса. В самом деле, если драматические актеры танцуют, то почему артисты балета не могут читать стихи? И делают они это очень достойно, без микрофона.

Количество персонажей купируется до двух любовных пар - Ромео-Джульетта, Меркуцио-Тибальт (становится страшно за спектакль: а ну как попадет под действие пресловутого гомофобского закона?). После напряженных репетиций они расслабляются, нюхая кокаин. Пагубную страсть имеют абсолютно все актеры этого театрика.

В наркотическом дурмане ссорятся артисты, играющие Тибальта и Меркуцио. Тибальт убивает Меркуцио, Ромео - Тибальта, Джульетта - себя, последним закалывается Ромео. Все как у Шекспира, но гораздо стремительнее.

В пересказе звучит нелепо, но на сцене выглядит убедительно. Поневоле задумаешься: а так ли уж Поклитару преувеличивает страсти, кипящие в театральной среде? Скандалы, последние пять лет сотрясающие два главных театра Челябинска, - тому подтверждение. Сколько было изгнанных талантов, загубленных творческих судеб и спектаклей, безвременно ушедших из репертуара! Каждый раз приходится начинать все с нуля. Последняя сцена балета «Веронский миф: Шекспирименты»: изумленная труппа видит четыре трупа. На следующий день они выберут новых Ромео и Джульетту.

VK31226318