EUR 70.72 USD 63.81

Черное зеркало дегтя

Черное зеркало дегтя

В бересте старой березы - целая аптека, запашистая и ершистая.

Деготь… Такая теперь экзотика… Давно ли вы были на дегтярне? Я был в прошлом году. Совершенно неожиданно.

Житель деревни Кирябинка Владимир Ильич Самсонов свозил нас к истоку реки Ай, а на обратном пути показал свою дегтярню.

Дегтярня - предприятие неопрятное и запашистое, а если сказать прямо - грязное и вонючее. Но когда хозяин откупорил затычку в бочке и в ведро выстрелила зеркально-черная струя, - все оправдалось. Черная плотная жидкость в ведре даже и своим видом только «убеждала», что она - продукция, которая, вопреки всему, знает себе цену.

Деготь - антисептик. Запах - первое, всем доступное тому доказательство. Деготь - ершист. Он всегда готов показать свой напористый бойцовский характер. Он не раздумывая бросается против всякой нечисти и гнили. В нем - тысячи «колючих» веществ, и он силен против тысячи коварных болезней. Прежде всего деготь - защитник кожи. Без него не обходятся всякие мази (мазь Вишневского), кремы, мыло (дегтярное мыло), пасты, шампуни. Деготь - целая аптека, когда-то очень популярная, а теперь приглушенная.

У Самсонова технология выгонки дегтя - дедовская. Он вспомнил о ней в те самые смутные годы, когда хозяйство России развалилось и рассыпалось. Надо было выживать. «Деды» подсказали, как. А как? Перво-наперво натаскать из лесу бересты со старых свалившихся берез. Разрезать и связать пучками-охапками. Затем выбрать склон, чтобы в него врезать печь, а сверху, наискось, вырыть яму, забить ее берестой. Останется из печи подать раскаленный воздух в яму с берестой. Не сразу, но неизбежно из бересты выделятся струйки дегтя и по желобу или трубе стекут в бочку.

Есть такая поговорка: бела береста, да деготь черен. В самом деле, как белизна оборачивается чернотой? В этом - и химия, и фантазия, и философия.

Все получилось у Самсонова. Он даже наладил торговлю с заграницей - отправлял бочки своего дегтя на Украину, которая, скорее всего, перепродавала их дальше на Запад. Вдвоем с женой Натальей управлялись. А бересту собирали сельчане, преимущественно те из них, которым ближе к вечеру - похмелиться.

Дегтярное дело сродни углежогному, только у углежогов масштабы другие. Известно, что к концу ХIХ века Россия производила четыре миллиона пудов чистого дегтя. Русский деготь попал даже в Париж, на Всемирную выставку 1867 года. И как не довериться тому дегтю, если он - из чего? Береста и огонь. Ничего больше. Никаких примесей. Глянешь - промысел не из чистых, а продукция - чистая.

VK31226318