Новости

Преступный бизнес наркодилеров пресекли правоохранительные органы.

Об этом на своей странице в Facebook рассказал коммунист Александр Ивачев.

Тяжелораненого подростка обнаружили прохожие, они же вызвали "скорую".

Возгорание произошло на первом этаже еще не открывшегося торгового комплекса.

Рост цен заметила как официальная статистика, так и сами горожане.

Потерявшуюся любимицу работники предприятия искали через соцсети.

Вынужденная задержка рейса продлилась почти час.

Водитель в больнице, пассажирка скончалась ночью, не выходя из комы.

Неравнодушная женщина вызвала спасателей.

Loading...

Loading...



Женские сумки butik.ru из кожи

Широкий ассортимент и быстрая доставка: https://cheboksary.stroylandiya.ru/catalog/dushevoi-ugolok/_80kh80/ - узнай подробнее на сайте Стройландия.



Реклама от YouDo
Тут ремонт квартир под ключ - выбирай нас!
Услуги мастера: установка входной двери, смотреть здесь.
Сборка шкафа-купе в Екатеринбурге на http://ekb.youdo.com/remont/furnitureassembly/shkafy/tag/shkafikupe/.
Свежий номер
newspaper
  1. Из вашего двора мусор вывозят?
    1. да, вывозят регулярно - 12 (46%)
       
    2. нет, мусор лежит больше недели - 11 (42%)
       
    3. да, но вывозят очень редко - 3 (12%)
       
    4. ничего об этом не знаю - 0 (0%)
       

Адажио Томазо

01.10.2013
Это было очень давно. Челябинская крепость возникла через 65 лет после рождения Томазо Альбинони

На этот раз - без злобы дня. Отдохнем от злобы. Я расскажу историю одного адажио.

Адажио - это музыкальный темп, спокойный, милый, присущий безмятежному, мечтательному, грустненькому настроению.

И сразу обращусь так: если будет случай, а он будет, обязательно послушайте «Адажио для органа и струнного оркестра соль минор Альбинони». Наверняка вы его уже слушали, но, как и я сам, не сразу поняли, что это такое.

Впрочем, сначала накоротке переселимся в Венецию, где жил Томазо Альбинони.

Это было очень давно. Челябинская крепость возникла через 65 лет после рождения Томазо. Он был на год старше Петра Великого, который родился, напомню, в 1672 году.

Альбинони выпало жить долго, до восьмидесяти лет. Еще при жизни о нем успели забыть, хотя в свои лучшие годы он был известным композитором и скрипачом. Случилось даже так, что в память о нем был издан альбом - как посмертное издание, а он еще был жив. Тем не менее, после смерти он все-таки напрочь исчез из театра, из музыки, из мира. Как и не было.

Альбинони исчез, но не навсегда. До середины ХХ века. До другого итальянца - Ремо Джацотто, музыковеда, который взялся «собирать» биографию мало кому известного тогда композитора.

Поиски привели его, уже после Второй мировой войны, в Дрезден, в тамошнюю библиотеку. Ремо знал, что библиотеку разбомбили американцы, но надеялся на то, что фонды Альбинони сохранились. Фонды Альбинони сильно пострадали, но в руки Джацотто попал обрывок бумаги, на котором уцелели только шесть начальных тактов и басовая партия. Что произошло потом - загадка, о которой специалисты спорят без надежды ее разгадать. Джацотто вроде бы восстановил произведение Альбинони и назвал его «Адажио для органа и струнного оркестра соль минор Томазо Альбинони». Себя никак не обозначил.

То ли Джацотто, никогда не писавший музыку, вдруг сочинил «вечное» произведение, то ли Альбинони был так велик, что не пропал и в шести тактах, - никто не знает, но возвращенное адажио покорило весь мир.

Оно зазвучало везде - в оригинале Джацотто, в бесконечных обработках и интерпретациях, инструментально и с текстом. Адажио поют все уважающие себя солисты от Лары Фабиан, Поля Мариа, Мирей Матье, Карела Готта до Николая Баскова и Витаса.

Адажио Альбинони… Да, оно неторопливо, но с первых звуков исключает всякую легковесность. Пока все спокойно, мелодия как бы покачивается на низких волнах воспоминаний, но так и норовит подняться, стать на крыло. Первый порыв усмирен. И второй зов усмирен. И третий. Кажется, так все и останется в тихой гавани.

Но вдруг, через паузу, адажио, преодолевая себя, сквозь нахлынувшие страдания - взмывает в головокружительную высь, чем-то рискуя, держится там и даже залетает за грань, откуда не возвращаются… Но нет, адажио не оставляет нас там, а плавно опускает на медленные волны тихой гавани…

Послушайте Томазо Альбинони. И знайте, что он есть. Не хочу злобы дня. Хочу доброты дня.

Комментарии
Комментариев пока нет