EUR 70.39 USD 63.58

Вынос органа в отсутствие Стабфонда

Ликвидация органного зала - поступок более серьезный, чем кажется Михаилу Юревичу.

Начнем с того, что это фактически первая его губернаторская инициатива. Возможно, даже знаковая. Как бы она ни подавалась (передача храма верующим, восстановление исторической справедливости и т.д.), речь в любом случае идет не о созидании. И это уже плохо, учитывая то, с какими кровавыми мозолями в России что-то создается и как катастрофически легко рушится.

...

Орган или храм - на самом деле история не про музыку и веру. Это сущностный и многослойный вопрос. Здесь и чувства, и разум, и суетное, и святое. Причем, с обеих сторон. Таких вопросов российская власть благоразумно старается перед народом не ставить. Пример - вынос тела Ленина из мавзолея. Тоже ведь проблему можно изложить просто. И место, как органу, Владимиру Ильичу найдется, причем на самом лучшем кладбище. Кстати, Сумин ведь мог отдать церкви органный зал уже давно, а вот почему-то не стал.

...

Михаил Юревич - обладатель очень внятной деловой ментальности. Ты - мне, я - тебе, и сколько это будет стоить. В принципе, до определенного уровня развития - самого бизнесмена и его бизнеса - такая модель взаимоотношений может быть довольно эффективной.

Но почему в какой-то момент даже самые богатые и облеченные властью люди начинают думать, ну, скажем так, сложнее? Занимаются благотворительностью. Озадачиваются тем, что не покупается за деньги. Начинают видеть дальше своего носа. Становятся, между прочим, интересными людьми. Политиками в самом полном смысле этого слова. Потому что реальный мир шире экономического каркаса.

...

СССР был весьма прагматично настроенной системой. Там даже не надо было кого-то заинтересовывать деньгами - можно было просто приказать. Интересно, что этот тип эффективности сейчас ностальгически вспоминается властью. И даже кажется очевидным и естественным. Ну зачем, к примеру, тратиться на выборы, если можно назначать! Для чего нужны хитрые и затратные экономические механизмы, когда можно любые Пикалево руками развести! В общем, в советское время не было большой нужды с людьми заигрывать. Между тем именно в те годы «развитого» уже социализма в Челябинске появились органный зал и новый театр драмы. Зачем, спрашивается, тоталитарному режиму, предельно материалистическому, прагматичному до гулаговской жестокости, вот это все было нужно?

...

Новая летопись для Михаила Юревича только началась. А он уже имеет шанс попасть в историю как государственный деятель, вольно или невольно разрушающий культурный слой. Для нашего региона его толщина - почти принципиальный вопрос: что-то доброе у нас приживается с большим трудом. Михаил Юревич как-то легко обнажил антикультурное начало в своем мировоззрении. Как бы ни раздуты были штаты у театра «Манекен», скандал, вызванный неаккуратным вмешательством власти в культурные дела, для серьезного политика есть просчет. История с органом отмечает уже и некоторую закономерность.

...

Юревич то ли не хочет, то ли не умеет налаживать отношения с довольно хлопотной культурной аудиторией. Он пока не видит в ней интереса. Однако любая власть всегда и везде старалась не отпускать далеко от себя эту категорию граждан. На самом деле тут все очень просто. Просвещенная публика, а особенно «творческая интеллигенция» - это самая скандальная, самая едкая, самая языкастая, самая интриганистая часть общества. Когда в театре происходит конфликт, знающие люди улыбаются: ну, это ж известное дело - серпентарий. Умный политик делает серпентарий частью своего домашнего зоопарка, глупый - выбрасывает змей в мусорное ведро…

...

Вполне вероятно, что горожане, недовольные решением губернатора ликвидировать органный зал, выйдут на митинг. Погода сейчас хорошая, допустим, наберется тысяча человек. Еще тысяче - в милицейской форме - прикажут прийти. Уже многолюдная телевизионная картинка на мониторе в Кремле, где жуть как не любят всякие неуправляемые митинги. Не дай Бог, кто-то из православных активистов решит здесь же эмоционально поддержать губернатора - так и до потасовки может дойти.

...

Михаил Юревич несправедлив к достойным челябинцам, в частности к органисту Владимиру Хомякову, которому только что президент своим указом присвоил звание «Народный артист России». Власть не имеет права на несправедливость. А к Хомякову - интеллигентному, компетентному и очень талантливому человеку - подавно. Он первый, с кем вопрос о переносе органа нужно было обсуждать, а его даже не спросили! Кстати, в собственном бизнесе Юревич как раз профессионалам склонен доверять, в чем завистники видят его менеджерскую мудрость.

...

Новый губернатор Челябинской области отнимет у людей не просто органный зал, но предмет гордости, примету своеобычности города, частичку чего-то родного. Только на первый взгляд кажется, будто это ерунда и лирика. Ведь не у каждого при слове «Челябинск» возникает теплый образ собственного свечного заводика. У большинства людей вообще здесь ничего нет, кроме квартиры в сереньком панельном доме…

...

Михаил Юревич пока получает все. Кресло губернатора, лояльность ЗСО, вроде бы городская Дума готова поставить его человека сити-менеджером. Политэлита и население «сбросились» и выдали Юревичу кредит, какой никто ранее не получал. И здесь бы не было большой беды - губернатор должен обладать «оборотными средствами» для реализации своих идей. Проблема в том, что самих идей-то пока нет. Нет программы, под которую можно было заложить определенные издержки, пусть чем-то и пожертвовать. И даже, может быть, органным залом.

...

Наконец, Михаил Валериевич должен осознать, что сейчас он не просто крепкий человек, по собственному признанию, не особенно нуждающийся в народной любви. Теперь он - часть очень жестко спаянной конструкции российской власти. Любой выхлоп народного негатива в сторону назначенного губернатора осядет нагаром на Кремле. Путин и Медведев очень стараются авторитет власти поддерживать - мы это видим почти каждый день. Дело это непростое при нынешних ценах на нефть и в отсутствие Стабфонда.

VK31226318