EUR 75.58 USD 66.33

Он стал другим...

Он стал другим...

Новость о выдвижении бывшего мэра Челябинска Вячеслава Тарасова кандидатом в мэры города вошла в разряд политических сенсаций и мгновенно стала предметом для широкого обсуждения. Известным стал и час визита Вячеслава Михайловича в городскую избирательную комиссию. К этому времени журналисты уже собрались в здании администрации города и настроили свои камеры. Кто-то волновался, что ждать придется долго. Однако вспомнили о том, что Тарасов никогда и никуда не опаздывал. Его оперативки всегда начинались ровно в 9.00 утра, и задержавшиеся хотя бы на минуту в кабинет градоначальника не допускались.

Тарасов привычек не изменил и ровно в 11.00 появился на крыльце здания вместе с известным юристом Игорем Савченко. Комната для приема документов оказалась слишком тесной, когда туда набились репортеры. Видно было, что бывший глава Челябинска заметно волнуется, однако с эмоциями он справился довольно быстро.

Шел рабочий момент проверки документов. Камеры щелкали затворами, журналисты вслушивались в разговор. Внезапно раздался грохот: свалилась гардина.
«Ну вот, стало гораздо светлее», — сказал кто-то из операторов.
«Мужчины-журналисты, я вас отсюда не выпущу, пока не поставите гардину на место, — отреагировала секретарь комиссии Татьяна Сикорская, — иначе придется просить это сделать Вячеслава Михайловича. Он же строитель».

Однако про гардину все быстро забыли и на место ее не водрузили. Процедура приема документов закончилась, и журналисты уговорили отнекивающегося Тарасова дать интервью. После недолгих пререканий он согласился.

— Вячеслав Михайлович, как далось вам это решение?

— Мучительно больно, — искренне пояснил он. — Но решение все-таки было принято. Очень много факторов тому способствовало. Когда меня зарегистрируют, я вам подробно об этом расскажу. Обстановка в городе сложная, а мы ведь еще не увидели настоящего кризиса, он только предполагается. К нему надо было готовиться еще вчера. А мы и сегодня об этом не думаем, вот в чем беда. Потом придется затрачивать героические усилия, чтобы его преодолеть. Я знаю, что такое кризис, испытал его в 1990-е годы. Опыт есть. В том числе горький. 6 ноября 1991 года, когда я стал главой администрации города, в магазинах пропал даже хлеб. Думаю, что предстоящий период будет не менее серьезным. Мои моральные и нравственные принципы отличаются от тех, которые присутствуют у работающей сегодня команды. Я не мог отстраниться от этих проблем и пошел на выборы.

— Вы идете в связке с Евгением Рогозой?

— Рогоза сам по себе заявился, я — тоже сам по себе. Мы идем отдельно, но у нас многие планы, мысли и намерения совпадают. Кое-что различается. Нет абсолютно идентичных людей.

— Вы сами принимали решение или вас попросили пойти это сделать?

— Прежде всего, я сам. Обращения были, не могу сказать, что тысячи, но все-таки приходили друзья, совершенно незнакомые мне люди, бизнесмены. Я очень долго колебался. Что ни говори, моей маме 80 лет, она будет расстраиваться. У меня сын, жена, скоро родится внук. Все надо было взвешивать.

— Все четыре года вы, наверное, размышляли о том, что произошло. Какие выводы сделали, изменили ли свое отношение к жизни?

— Я хочу, чтобы все, что я за четыре года надумал, осталось только со мной. Не буду этим делиться, потому что прошел школу раздумий и жизни. У меня был длинный путь управления городом, до этого я работал в партийных органах, имел широкий круг знакомых, друзей и сподвижников. Все это разом ушло. Не каждый способен выдержать подобные испытания. Я нашел в себе силы трезво оценить обстановку, взвесил свои возможности, сделал отсев в мыслях, в действиях, в своем мировоззрении. Я совсем уже не тот. Конечно, могу улыбаться, но я стал жестче, не такой либеральный, каким был.

Бывший градоначальник вместе с юристом отправился вносить залоговую сумму и открывать счет в банке для избирательного фонда. По дороге он за руку здоровался с сотрудниками администрации, которые, судя по всему, работали здесь еще в его эпоху. А журналисты, обсуждая событие, сошлись во мнении, что предстоящие выборы обещают быть жаркими. Участие Тарасова вносит интригу и яркий колорит.

Мнение соперников

Петр СВЕЧНИКОВ:

— Я с огромным уважением отношусь к Вячеславу Тарасову, но считаю, что в одну реку дважды войти нельзя. Его избрание главой вряд ли возможно. Хотя личность он весьма незаурядная, у него есть много интересных идей по части приведения города в порядок. Неправильно, что огромный потенциал Тарасова не используется, но ему давно надо было пережить обиды и найти свою политическую нишу.

Ирина ПЛЕЩЕВА:

— В выборах будет участвовать тандем Тарасов—Рогоза, он представит общегородскую оппозицию. Боюсь, что в условиях кризиса начнется передел политического и экономического влияния. Я знакома с антикризисной программой Михаила Юревича: с чем-то могу согласиться, с чем-то нет. Но не знаю, с чем идет на выборы Вячеслав Тарасов, и я пока не могу дать оценку его решению.

Евгений РОГОЗА:

— Я всегда с большим уважением относился к Вячеславу Тарасову. Он почетный гражданин Челябинска, заслуженный и достойный человек. С уважением отношусь и к его мужественному решению баллотироваться в мэры. У нас схожие позиции и одна цель — улучшить жизнь города. Время наступило сложное, деньги перестанут литься рекой. Надо изыскивать дополнительные источники доходов. Он и я знаем, как это сделать.

Михаил ЮРЕВИЧ:

— Как я могу комментировать решение Вячеслава Тарасова баллотироваться в мэры? Он имеет на это полное право. Человек принял это решение, и я нормально к этому отношусь. Идет избирательная кампания, мы в ней участвуем, говорим о наших позициях. А решение будут принимать избиратели. Я с уважением отнесусь к их выбору.

VK31226318