EUR 75.58 USD 66.33

Безрадостные новоселья

Безрадостные новоселья

В Златоусте обитателей ветхо-аварийного жилья переселяют в коммуналки.

Застарелая проблема провинциальных городов - значительное количество ветхо-аварийных домов. Муниципальных квартир для граждан, нуждающихся в срочном переезде, как правило, не хватает. Значит, год от года острота этой коммунальной беды усиливается. Чтобы не плодить бомжей, на федеральном и местном уровнях спешно принимаются специальные программы, призванные помочь терпящим коммунальные бедствия. Но насколько успешна их реализация? Не являются ли они имитацией помощи? Эти вопросы актуальны и для Златоуста. В нем в последние годы жилье для переселенцев из ветхих домов практически не строилось. А нынче хоть и наметились сдвиги к лучшему, радостных новоселий не так много.

В коммуналку не хотят

Около 400 златоустовцев обитают в жилищах, признанных ветхо-аварийными. А те, чьи дома не выдержали груза времени, дожидаются переезда в новое жилье либо на съемных квартирах, либо в так называемом маневренном фонде. Некоторые переселяются к родственникам, уезжают в другие края.

Нынче лед тронулся. Для реализации подпрограммы «Мероприятия по переселению граждан из жилищного фонда, признанного непригодным для проживания» выделены несколько квартир в кварталах «Металлист» и «Медик». К концу года их станет значительно больше, так как на эти цели в город направлены приличные федеральные и областные средства.

Однако это мало радует будущих новоселов. В большинстве случаев переселенцам предлагают комнаты в трех и четырехкомнатных квартирах. Правда, за ними сохраняется право встать в очередь на улучшение жилищных условий. Но не всех устраивает такой вариант, когда получение отдельной квартиры откладывается на неопределенный срок. Некоторые обращаются в суд.

Правовая нестыковка?

Супруги Елена и Сергей Игрушины имеют семилетнего сына Георгия. Их барак на улице Заводская платформа, в котором они занимали отдельное помещение площадью 25,7 квадратных метров, признан непригодным для проживания еще в 2006 году. В нем обвалилась крыша. Два года молодая семья снимала жилье. Затем переехала в предложенное муниципальное общежитие. Здесь семья занимала отдельное помещение, состоящее из большой комнаты, кухни, туалета. Однако проживание в маневренном фонде ограничено сроком договора, по истечении которого администрация округа должна предоставить Игрушиным новое благоустроенное жилье. Сначала им предложили комнату в трехкомнатной квартире, они отказались. Затем две комнаты в той же квартире, они снова отказались. И обратились в прокуратуру, требуя выполнения их законных прав как переселенцев из ветхо-аварийного дома.

Прокурор города Евгений Саломатов в интересах Елены Игрушиной направил в суд исковое заявление. Его удовлетворили: городскую администрацию обязали предоставить Игрушиным отдельную благоустроенную квартиру площадью не менее 25,7 квадратных метра. В судебном заседании рассматривался также иск Елены Игрушиной, заявившей о дополнительных требованиях. Исходя из статей 51, 50 и 58 Жилищного кодекса РФ, она требовала предоставить ее семье двухкомнатную квартиру размером 54 квадратных метра. В этих притязаниях суд истице отказал. Семья пытается обжаловать судебный вердикт. Коллегия областного суда оставила его без изменения. Тогда Игрушины написали надзорную жалобу в президиум областного суда, обратились в газету «Челябинский рабочий».

- Создается впечатление, что, рассматривая иски прокурора и моей жены, суд руководствовался лишь статьей 89 Жилищного кодекса, регулирующей переселение граждан из жилья, признанного непригодным для проживания, - пояснил с документами в руках глава семейства. - Там значится: предоставляемое благоустроенное жилье должно быть по площади равнозначным тому, в котором прежде проживала семья. При этом не были учтены другие наши права. На наш взгляд, примененная судом норма закона вполне увязывается со статьями 51, 50 и 58, согласно которым наша семья должна быть признана нуждающейся в жилых помещениях и получить двухкомнатную квартиру по договору социального найма, в строгом соответствии с нормами предоставления. То есть исходя из минимального размера общей площади, выделяемой по закону на одного члена семьи - 18 квадратных метров (общероссийская норма). В соответствие со статьей 58 того же кодекса мы вправе рассчитывать на двухкомнатную квартиру еще и потому, что взрослеющему сыну и матери неудобно жить в одной комнате. Суд призван защищать права граждан и законы РФ, а потому мы настаиваем на отмене решения первой судебной инстанции и новом рассмотрении иска моей супруги.

Игрушины уверены: закон на их стороне. На приведенные в суде доводы представителя администрации о том, что они не значатся в официальных списках нуждающихся, Сергей возражает:

- Мы являемся таковыми на деле. Что мешает суду признать нас нуждающимися в жилых помещениях на основании пункта 3 статьи 51 и применить другие названные статьи, чтобы в полной мере защитить наши права? Этот пункт позволяет включить в число нуждающихся граждан, проживающих в помещениях, не отвечающих установленным требованиям.

Однокомнатный тупик

Игрушины проживают в маневренном фонде сверх срока, указанного в договоре. То есть на птичьих правах. Отказ от предлагаемой им комнаты понятен: в семье растет школьник, ему нужны соответствующие условия. А вот отказ от двух комнат в трехкомнатной квартире Сергей мотивировал так:

- Нередки случаи, когда третью комнату занимает такой сосед, из-за которого нормального житья не будет. Тогда либо караул кричи, либо съезжай на съемную квартиру. К тому же статья 89 Жилищного кодекса четко гласит: предоставляемое переселенцам жилье должно быть отдельной квартирой, если они имели таковую.

Почему же тогда Игрушиных не устраивает судебное решение, гарантирующее предоставление им отдельной однокомнатной квартиры?

- Во-первых, мы требуем исполнения наших законных прав, о чем я уже говорил. Во-вторых, новые однокомнатные квартиры имеют общую площадь, обычно превышающую 27 квадратных метров, - отвечает Сергей. - Это значит, что мы не сможем встать в очередь на дальнейшее улучшение жилищных условий, поскольку норма постановки на учет в нашем городе - не более девяти квадратных метров на члена семьи. Ни продать эту квартиру, ни прикупить к ней комнату мы тоже не сможем, ведь нам выделяют жилплощадь по договору социального найма.

Выходит, нам всю жизнь придется ютиться в этой однокомнатной? Или копить деньги на собственную квартиру большей площади. Но для нас с женой это нереально.

Согласимся: перспектива безрадостная. Ведь если у Игрушиных родится второй ребенок, жилищная проблема вновь обретет остроту.

Противоречия в законе?

- Если решение суда войдет в законную силу, мы его, конечно, исполним, - сказала заместитель главы округа по социальным вопросам Марина Гусева. - Однако ситуация в городе такова, что обнадеживать переселенцев из ветхо-аварийных домов обещаниями в одночасье полностью решить их жилищные проблемы мы не вправе. Жилья для этого строится пока недостаточно, что и определяет городскую норму предоставления: от девяти до 19 квадратных метров на члена семьи. Кроме того, имеются некоторые противоречия в Жилищном кодексе, не способствующие предоставлению переселенцам отдельных квартир.

Желание местной власти понятно: предоставить новое жилье как можно большему количеству обитателей ветхих и аварийных домов. Но дать его ради галочки в графе об освоении бюджетных денег по данной программе или ради действительного улучшения жизни этих людей? Ведь иные из них, устав от многолетних ожиданий, разочаровываются в помощи государства, бросают свои полуразрушенные жилища, живут неизвестно где, зачастую бомжуют. А когда все-таки подходит очередь на переселение, их порой не могут найти. Другие же семьи переселенцев, получая комнаты в коммунальных квартирах, не испытывают большой радости. А нередко - досаду и горечь, как Игрушины. Отсюда можно делать выводы, насколько эффективно работают специальные жилищные программы. А они не заработают, как надо, если не увеличатся в разы темпы строительства.

VK31226318