EUR 70.50 USD 63.72

Подлинный Василий Ливанов

Подлинный Василий Ливанов

«Люди и куклы» раскрывают нам литературную ипостась знаменитого актера.

Тот факт, что Василий Ливанов не просто великолепный актер, но и блестящий писатель, известно давно. Только что вышедшая книга «Люди и куклы» - судя по всему, наиболее полное собрание его сочинений и воспоминаний.

Современному зрителю Ливанов известен, конечно, как лучший в мире Шерлок Холмс. Это актерская удача, даже судьба, но, с другой стороны, случай, которого настоящие большие актеры боятся. Стать заложником одного образа - значит не реализоваться в чем-то другом, возможно, не менее важном.

Ливанов сыграл десятки других ролей, он автор сценариев для «Бременских музыкантов» и кукольного мюзикла «Дон Жуан» для театра С. Образцова, создатель и главный режиссер московского театра «Детектив». А еще он - продолжатель славной актерской династии, внук Николая Ливанова и сын знаменитого Бориса Ливанова. Того самого, с кем Сталин обсуждал Гамлета: «Слабых бьют».

Открывающая книгу повесть «Ночная «Стрела» хорошо отражает ритм и форму актерской жизни, в которой переезды, судьбы попутчиков и невероятные подчас события авторской волей и жесткой писательской рукой собраны в динамичный сюжет.

Другая повесть - «Богатство военного атташе» - это история настоящего русского патриота графа Кромова, персонаж, кажется, не менее лондонского сыщика любезный Ливанову. Но, увы, фильм о царском офицере не был поставлен по идеологическим причинам.

Василий Ливанов блестящий рассказчик. Судьба подарила ему бессчетное количество встреч с самыми разными, часто знаменитыми современниками: Раневская, Образцов, Плятт, Мартинсон, Жженов, Соломин…

Многие истории - это актерские байки, едкие и трогательные, а ливановское чувство юмора, уверен, способно расшевелить даже самого мрачного зануду. «Рюмка коньяку», на мой вкус, это совершенно чеховский какой-то коленкор.

В какой-то степени и эти короткие зарисовки из жизни, и мастерски прописанные рассказы, и даже пьесы (одна из них «Исполнитель» о Берии основана на архивных документах) - одинаково мемуарны.

Воспоминания всегда подразумевают естественное субъективное искажение. Но подчас куда важнее ощущение подлинности времени, а оно происходит от чувства эпохи, ее объема, коим обладает Василий Ливанов, лично связанный с русской культурной традицией.

Отдельно от остального корпуса текстов стоит раздел «Невыдуманный Пастернак». Даже стилистически. И здесь гладкопись и изящество рассказов уступает место нерву и цепкой документалистике. Отец автора Борис Николаевич Ливанов был близким другом Бориса Леонидовича. Точнее, тогда дружили семьями. И Василий Ливанов неоднократно бывал у Пастернаков в гостях, а теперь имеет возможность еще и публиковать переписку великого поэта и великого актера без изъятий. Необходимо это и потому, что вокруг имени Пастернака сформировалось мифологическое облако. Не в последнюю очередь стараниями тех, кого автор упрекает в человеческой нечистоплотности. Это относится к известным мемуарам О. Ивинской и, увы, А. Вознесенского…

Впрочем, в старорежимное время кроме подлости, к счастью, были и совершенно иные, воистину человеческие отношения. За напоминание об этом Василию Борисовичу большое спасибо.

Василий Ливанов. «Люди и куклы», Москва, «Астрель», 2011.

Книга предоставлена магазином «Книжный город» (ул. Цвиллинга, 34).

VK31226318