EUR 70.76 USD 63.72

Челябинск вновь встретился со знаменитым французским хореографом Режисом Обадиа

Челябинск вновь встретился со знаменитым французским хореографом Режисом Обадиа

Челябинск вновь встретился со знаменитым французским хореографом Режисом Обадиа. На этот раз в гастрольном проекте.

Челябинск для Режиса Обадиа - город особый. Несколько раз, в 2010 и 2011 годах, он приезжал сюда, чтобы поставить балет «Свадебка» на музыку Стравинского в театре имени Глинки. Премьера состоялась, и это было огромной радостью как для труппы, сумевшей раздвинуть рамки классической школы и воплотить на сцене фантазии хореографа, так и для зрителей, увидевших спектакль европейского уровня. Не все успели посмотреть премьеру в июне 2011-го. Думалось: спектакль останется в репертуаре, можно и осенью сходить. Ан нет: сначала получила травму одна из танцовщиц, ждали, пока она восстановится. А потом на «Свадебку» просто махнули рукой. Так и исчез из нашего оперного французский балет. А в конце прошлого года в городе стали появляться афиши: Режис Обадиа вновь приезжает в Челябинск! С двумя одноактными балетами - «Трое» и «Песнь песней». Всего один показ, но все же…

Балет «Трое» Обадиа вдохновила дивная музыка струнного квартета Шуберта «Девушка и смерть». В основу легла мелодия песни, сочиненной классиком в начале своего творческого пути. В песне - диалог девушки со смертью, просьба уйти и не губить юность. Обадиа придумывает свой сюжет и свой мир. Смерть в балете француза - не она, а он. Мужчина (Дмитрий Акимов), словно демон-искуситель, вселяет в душу юной героини (Саша Сторто) страх перед чувствами и желание смерти. Там, где эмоции выходят из-под контроля, всегда появляется соперница. Ее играет Анн-Шарлотт Куйио - не только танцовщица, но и хореограф, ассистент Режиса Обадиа, вместе с ним работавшая в Челябинске над «Свадебкой». Спектакль о потере невинности, открытии человеком своих чувств и эмоций, трех ликах любви.

Отправной точкой «Песни песней» послужила поэма, написанная царем Соломоном. В отличие от первого спектакля, здесь прорисован четкий сюжет: зарождение любви правителя к юной Суламифи (Анн-Шарлотт Куйио), ревность царицы Савской (Саша Сторто), не сумевшей перенести потерю любви царя. Подробно прописана сцена гибели возлюбленной, омовения ее обнаженного тела, которое в финале покрывает рассыпанный по сцене красный песок. С эстетикой современного танца Челябинск хорошо знаком, в первую очередь, благодаря театру Ольги Пона. Но такое соединение танца и чувственности наши зрители увидели, пожалуй, впервые.

Оба спектакля требуют деликатной фотосъемки, и не во всех городах, где гастролировал балет Режиса Обадиа, эта деликатность была проявлена. Наш фотокор искреннее сожалел о наложенном запрете на съемку: московский художник по свету Владимир Алексеев творил чудеса, объемно и мягко прорисовывая фигуры танцовщиков. Но, увы. А вот немного пообщаться с Режисом Обадиа (РО) после спектакля мне удалось. В роли переводчика выступила Елезавета Вергасова (ЕВ) - супруга и верный соратник Режиса во всех его проектах. Елизавета подбирает музыку, пишет либретто, выступает как художник по костюмам и ассистент режиссера.

- В балете «Песнь песней» вы выходите на сцену в роли Соломона. У вас огромный авторитет как у хореографа, к чему вам лавры танцовщика?

РО: Это нормально, силы еще есть. И я всю жизнь танцевал в своих постановках, это в России я танцую первый раз.

- Обнажение женского тела в некоторых сценах абсолютно оправдано с точки зрения как сюжета, так и художественного замысла. Но это может быть не всегда понятно представителям принимающей стороны.

РО: Балеты были показаны в том виде, в каком они были задуманы, почти во всех российских городах нашего гастрольного тура: Самаре, Тольятти, Оренбурге, Санкт-Петербурге, Сочи. Исключением стал только Стерлитамак - там Суламифь была в купальнике.

ЕВ: Главная проблема - не запрет, а непрофессионализм. В России нет техники, света, культуры работы. Даже если люди где-то хорошие, очень часто они непрофессиональны, к большому сожалению. Вот сказали выключить свет человеку, он выключил, а занавес не открывается. Это я привожу как пример, потому что вы видели. А таких вещей, невидимых зрителю, куча происходит.

- А непрофессионализм восприятия вас не напрягает? Люди хлопают не после спектакля, а после каждого танца, дробя балет на фрагменты.

РО: Такое может быть где угодно, зависит от менталитета. Люди в южных странах тоже могут аплодировать посредине - в этом нет ничего страшного.

ЕВ: Как раз публика достаточно открыта для восприятия нового. Нам доводилось бывать в городах, где зрители встречались с современной хореографией в первый раз. И нигде я не встречала непонимания. Наоборот, была приятно удивлена: люди подходили, задавали интересные вопросы. Было стопроцентное понимание того, что происходит.

- Это самое главное - ваше искусство доходит до зрителя.

ЕВ: Да, но приходится тратить много энергии не на творчество, а на то, чтобы смочь. Суметь отыграть спектакль.

- В связи с этим не могу не задать вопрос по поводу балета «Свадебка», который вы, Режис, не так давно ставили в Челябинске. Столько усилий - ради одного раза.

РО: Я был более чем разочарован, что это произошло именно так. В первую очередь не из-за себя, а из-за танцовщиков. Они проделали очень большую работу. Это была очень красивая история дружбы и сотрудничества между нами. Мне жаль, что кто-то так обрезал всю эту историю. А спектакль продолжается, его сейчас танцует балет «Москва», причем с большим успехом: я возил эту программу во Францию. Я проживаю свою работу, могу ей пользоваться. А вот ребята, которые работали со мной в Челябинском театре оперы и балета, - нет.

ЕВ: Для нас это был очень тяжелый момент, и он остался неприятным осадком. По поводу восстановления с нами никто не контактировал. Мы, в свою очередь, никогда не обрывали отношения сами.

- А приходилось ли вам прикладывать усилия к тому, чтобы ваши спектакли жили?

РО: Понимаете, во Франции другая система. Там ставишь не просто для того, чтобы спектакль был в репертуаре, а под конкретные проекты. График гастролей расписан еще до того, как я приступаю к постановке.

- Приходилось ли вам работать с академическими театрами помимо Челябинска?

ЕВ: Режис раньше вообще в России не работал. Это моя заслуга, или, как шутит кто-то из наших друзей, «вина», что я его сумела уговорить первый раз сюда приехать и поработать с русскими танцорами. Теперь Режис ездит сюда регулярно, хотя поначалу его друзья были в шоке, говорили: «Куда ты едешь, там совсем другая жизнь». Он научился понимать эту жизнь, хорошо знает русских, многие стали нашими друзьями.

- Какие у вас творческие планы?

РО: Я вдохновлен историей Тристана и Изольды, буду ставить ее с балетом «Москва», спектакль поедет в турне по Франции.

VK31226318