EUR 77.79 USD 71.14

Антикризисный план Путина: богатым пора платить

Антикризисный план Путина: богатым пора платить

25 марта сего года президент России Владимир Путин выступил со специальным обращением к гражданам России, посвященном проблеме распространения коронавируса. По количеству просмотров оно практически затмило традиционное новогоднее поздравление, а аудитория, к которой адресовался глава государства, привычно раскололась на два лагеря в социальных сетях. Первый, язвительно поздравляя Путина с «двумя десятилетиями пребывания на галерах», по косточкам разбирает предложенные им меры борьбы с распространением инфекции, находя смертельные изъяны буквально в каждой. Второй лагерь, куда более многочисленный в ВК и «Одноклассниках», нежели в Facebook, оптимистично приветствует начинания лидера России, настаивая лишь на поправке некоторых цифр в сторону увеличения. Казалось бы, все как обычно. Однако, любому незаинтересованному, но постоянному наблюдателю политдискуссий и политсрачей, бросается в глаза резко увеличившийся накал борьбы, равно как и увеличившееся число тех, кто в этих — пока словесных — боях участвует.

Разумеется, над всеми спорящими невидимо довлеет сама угроза заражения коронавирусом, внезапно ставшая совсем близкой и реальной, раз сам президент специально выступает. Но объяснить массовые сетевые истерики вокруг предложений Путина одной лишь боязнью COVID-19 — значит серьезно погрешить против истины. Не претендуя на истину в последней инстанции, разберем шаг за шагом выступление лидера нации, дабы обнаружить тот самый триггер.

Итак, президент обращается к народу. Сомневаться в профессионализме кремлевских спичрайтеров нет нужды. Тема обращения всегда и безусловно раскрывается в первом абзаце. Так о чем же в самых первых строках говорит Путин? О смертельной опасности вируса для россиян? Об угрозе всеобщего заражения? Нет. Уже третьей строкой звучит — мировой экономический кризис. Именно он вынесен в самое начало речи, которую, без преувеличения, слушает и смотрит все население. Именно противодействию его влияния на Россию, на самом деле, и посвящено обращение.

Далее в тексте, разумеется, будет и про опасность распространения инфекции (нет, мы не сможем совсем перекрыть все границы) и благодарность медработникам. Президент прекрасно понимает, что подставляется под вал критики, ведь оптимизацию медицины не ругал только ленивый, а зарплатам российских врачей и медперсонала не ужасались лишь зажиревшие снобы. Понимает, но благодарит.

Президент переносит голосование по Конституции, намеченное на 22 апреля. Переносит, но обращает внимание — оно состоится. Рано или поздно, тушкой или чучелком из старого антисоветского анекдота, но Конституция в этом году будет изменена. И это — тоже мера противодействия мировому кризису, прежде всего потому, что из определяющего Закона страны будет, наконец, убрана строка про приоритет международного права над российским. Это означает буквально следующее: требования международных договоров и решения международных органов смогут действовать только в той части, когда они не противоречат нашей Конституции. Как показали десятилетия после развала Союза, все международные институты поразительно единодушно поддерживают ухудшение экономического положения России в пользу укрепления фондов и улучшения экономики других стран. Логично отправить некоторую часть «международных партнеров» лететь в мировое пике без нас.

Далее Владимир Путин объявляет «длинные выходные» ради снижения скорости распространения заболеваемости и вновь возвращается к экономике. Ожидаемое автоматическое продление социальных льгот, выплаты ветеранам и семьям с детьми не менее 1 МРОТ выплат по больничному, увеличение пособия по безработице, кредитные и налоговые каникулы, снижение до 15% страховых взносов для малого и среднего бизнеса. Все практично и полезно, но дьявол в деталях — поддержку получат не все предприниматели, а представители определенных, наиболее пострадавших отраслей... Именно эта часть выступления вызывает максимальные сшибки в соцсетях и самые противоречивые комментарии экспертов в СМИ. Интересно, что прежде всего обсуждается не насущный вопрос, где государство возьмет деньги на такое количество преференций и пособий, и чем закроет выпадающие доходы. Вместо этого все заинтересованные стороны муссируют тему неминуемого наступления сроков, когда налоги и кредиты все же придется платить — а с чего? Шум представителей бизнесов, обоснованно надеющихся на полугодовую отсрочку, органично накладывается на шум представителей бизнесов, которые подозревают, что такую отсрочку не получат ни за что. В общем гаме и гвалте абсолютно теряются голоса тех, кто предлагает сначала прожить эти полгода в стремительно меняющемся мире и лишь затем, при условии благополучного дожития, начинать раздумывать о банкротстве и баррикадах.

Однако главная ядерная мина обращения Путина расположена чуть ниже абзацев о поддержке народа и бизнеса. Суть ее на удивление проста: все выплаты доходов (в виде процентов и дивидендов), уходящие из России в офшоры будут облагаться не 2%, а 15% налогом. Иностранным партнерам в офшорах президент бестрепетно обещает выход России из соглашений в одностороннем порядке, ежели партнеры рискнут против новой налоговой ставки возражать. Также до 13% поднимется налог на проценты для граждан России, вложивших более миллиона рублей в банки или инвестировавших в долговые ценные бумаги.

Характерно, что конкретно эта часть выступления Путина в социальных сетях обсуждается куда меньше, чем предыдущая. Однако мы рискнем предположить, что многоголосая критика предложений президента по соцподдержке населения и кратный рост нападок на его деятельность (как опосредованно, через высказывания различных экспертов и представителей бизнес-элит, так и напрямую, через медиа, политиков и блогеров, финансируемых крупным капиталом) связан именно с этими несколькими фразами.

Благодаря всего одному абзацу олигархи теряют очень большие деньги. 100% российских богатых и сверхбогатых граждан благоденствуют исключительно за счет офшорных компаний. Подавляющее большинство ключевых для экономики России предприятий, чьи владельцы регулярно входят в топ Forbes, кишит офшорами вдоль и поперек. С момента развала Союза офшоры стали священной коровой российской финансовой политики и трогать их владельцев не позволялось никому. Даже главе государства. До последнего момента.

Возвращаясь в прошлое российской политики, нетрудно вспомнить, что Владимир Путин еще в 2014 году настоятельно рекомендовал всем промышленникам и предпринимателям вернуть средства из офшоров на родину. В послании Федеральному собранию он предложил провести полную амнистию капиталов, возвращающихся в Россию. Наиболее прозорливые бизнесмены за эти шесть лет сумели грамотно распорядиться суммами и принесли показательное финансовое покаяние. Но, как это обычно и бывает, большинство капиталистов продолжило уповать на неуязвимость, присваиваемую богатым людям по умолчанию.

Поневоле вспоминается, что в 1917 году такие же, «неуязвимые по умолчанию» русские олигархи были сокрушены могучим ураганом революции — в масштабах всей Российской империи. И нельзя сказать, чтобы их тогда не предупреждали. Предупреждения продолжают следовать и сейчас. Пока на 15%. Но ставки будут расти — при полном одобрении остального населения, даже если определенная часть пользователей российского сегмента Facebook захлебнется от злости. Кстати, согласно последнему опросу «Левада-центра», 75% россиян считают, что советская эпоха была лучшим временем в истории страны.

Игорь Колкин

Фото: kremlin.ru

VK31226318