EUR 75.58 USD 66.33

«Кладешь птицу на спину, делаешь разрез». Таксидермист челябинского музея рассказал об уникальности своей профессии

«Кладешь птицу на спину, делаешь разрез». Таксидермист челябинского музея рассказал об уникальности своей профессии

Кто такой таксидермист? Нет, это не водитель такси и не доктор, лечащий кожу. Таксидермист – это представитель редкой профессии, специалист по изготовлению чучел животных. Во многих музеях есть целая выставка хищников, птиц, грызунов, создание которых считается искусством. Корреспондент сайта «Медиазавод» встретился с таксидермистом государственного исторического музея Южного Урала Николаем Балдиным, чтобы узнать, чем же уникальна его редкая деятельность.

 

«Со школы интерес проявлял. С седьмого класса, когда стали изучать курс зоологии, у нас появился учитель Ботов Геннадий Александрович. Вот он и привил мне любовь. У него там была литература по изготовлению чучел. Сначала научился снимать шкурки с добытых птиц. С детства держал голубей, потом увлекался клеточным содержанием у певчих птиц. Тяга к птицам с детства самого», — рассказал сайту «Медиазавод» таксидермист государственного исторического музея Южного Урала Николай Балдин.

Николай Александрович работает в музее с 1988 года. За это время он дал вторую «жизнь» нескольким десяткам мертвых животных. И не всегда они попадают в музей после отстрела для научных целей. Зачастую экспонатами выставок лесные обитатели становятся после естественной гибели.

 

«Бывает, что птицы бьются о стекла зданий, особенно о современные здания. На электропроводах очень часто гибнут птицы, машины часто сбивают. Например, у нас есть чучело филина, которое привезли из Сосновского района. На одном из подворий жили куры и кролики, которые периодически у них исчезали, а следов не было, они не могли понять причину. Однажды просыпаются и видят, что во дворе лежит филин. Он просто налетел на провода, перемкнуло фазы и он погиб. Большой ожог был на спине и ноге», — рассказывает Николай Балдин.

После того, как птица попадает в музей, специалисты начинают собирать информацию о ней, чтобы экскурсовод потом мог ее доносить до посетителей. Таксидермист же тем временем начинает сложный процесс изготовления чучела. 

«Птицу кладешь на спину, по килевой кости, где неоперенный участок, делается разрез. Берется картофельный крахмал, которым посыпается место разреза, чтобы оперение меньше пачкалось. Сначала шкурку снимаешь, потом делаешь надрезы по суставам, затем все это аккуратно снимается до плечевых суставов, стягивается до основания клюва. Там используется проволочный каркас», — рассказал корреспонденту сайта «Медиазавод» таксидермист Николай Балдин.



Далее Николай Александрович дал еще более подробную инструкцию того, как правильно измерить размер тушки, к чему крепить крылья, что вставлять в ноги, хвост и тазовые кости. Таксидермист должен знать и уметь тщательно обрабатывать шкурку, чтобы ее не облюбовали насекомые. Сложность работы таксидермиста еще и в том, что он должен точно передать характер птицы, придать экспонату конкретную форму, стойку, взгляд. Зачастую это ювелирная работа.

    

«“Таксидермия — это искусство. Таксидермист, занимающийся изготовлением чучел — художник. Художник — личность творческая”. Так что такое таксидермия? Я всегда говорю, что это — творчество. Иногда попадает материал в руки и думаешь, как лучше показать. Нужно же в позе чучела отобразить характер и поведение птицы. Допустим, хищных птиц я пытался делать с жертвой. В природе не все птички зернышками и травками питаются», — рассказал Николай Балдин.

Не раз Николай слышал критику в свой адрес. Она и оправданна, ведь не каждый сможет «сначала шкурку снять, а потом сделать надрезы по суставам». Но таксидермист челябинского музея очень ценит свою работу, считая, что она уникальна.

VK31226318