EUR 86.91 USD 76.69

Трое на одного: какая драма из-за семечек разыгралась в 1966 году в Копейске

Трое на одного: какая драма из-за семечек разыгралась в 1966 году в Копейске
По неофициальной статистике, лишь один случай из десяти заканчивается для оборонявшегося, но при этом убившего или ранившего зачинщика конфликта, оправдательным приговором. Как ни крути, но если есть тело, то, как говорится, будет и дело.
В этот раз мы хотим рассказать читателям историю 50-летней давности, произошедшую в шахтерском городе Копейске. И хотя само дело, на первый взгляд, можно посчитать заурядным, интересным оказался резонанс, который оно получило.
Материалы «уголовки» дошли до пленума Верховного суда СССР - наивысшей судебной инстанции в те годы. Тонкую грань между убийством и самообороной смогли разглядеть лишь в столице.

Неравный бой

Поздний вечер 25 сентября 1966 года. Город Копейск. 22-летний Виктор Мулинцев вместе со своей 19-летней подругой - студенткой медучилища Валентиной Кузнецовой стояли на автобусной остановке возле Дворца культуры в поселке имени Вахрушева.

В Копейске влюбленные навещали одинокую мать Кузнецовой, которая во время войны потеряла супруга и с тех пор жила одна. В тот день Виктор Мулинцев, имевший самые серьезные намерения в отношении своей пассии, поменял в доме будущей тещи розетки, а также подремонтировал прохудившийся пол. Когда все дела были завершены, пара отправилась на остановку, чтобы разъехаться по своим общежитиям в Челябинске и, как обычно, всю ночь мечтать о скорой встрече.
На улице было уже темно, но влюбленные издалека заметили троих ребят, направлявшихся к ним навстречу уверенной походкой. Трое 19-летних местных жителей - Николай Сорокин, Сергей Бондарь и Алексей Бакунин - были изрядно пьяны и крайне дерзки.
Они зашли на остановку (в то время это было крытое помещение) и по-хамски потребовали угостить их семечками. «Эй, мусье, не угостите ли вы гарных хлопцев семенами?», - обратился один из тройки к Виктору Мулинцеву.

Молодой человек насыпал парням семечек и предложил покинуть остановочный комплекс. Но подобная «дерзость» лишь подогрела интерес парней к влюбленным. Тогда задиры потребовали, чтобы их угостили сигареткой - уж сильно чесались кулаки.
Герой нашей истории, понимая, что «гарны хлопцы» затевают драку, сказал своей подруге, чтобы та бежала домой к матери, а сам достал из кармана пиджака перочинный ножичек и спросил: «А этого не желаете?». В мгновение завязался неравный бой - трое на одного.
Здесь стоит отметить, что Виктор Мулинцев был крепким парнем, еще в школе он ходил в секцию по боксу, а на момент инцидента параллельно с заочным обучением в горном институте работал мастером в исправительно-трудовой колонии. Он не понаслышке знал о человеческой жестокости и безумстве.
В ходе драки молодой человек ножом ударил в шею Николая Сорокина. Тот, истекая кровью, упал на землю и начал трястись. Двух других советских «гопников» Виктор Мулинцев тоже сильно ранил. Однако изрядно потрепанные парни сдаваться не желали. Они оторвали от деревянного забора рейки с гвоздями и накинулись на Виктора Мулинцева.
Молодой человек, как он потом сам признавался на допросе, пришел в ярость. Отбиваясь от ударов, он продолжал размахивать ножом и гнаться за хулиганами по дороге.

Чистосердечное признание

Когда хулиганы все-таки отступили, Виктор Мулинцев подошел к Николаю Сорокину. Сомнений не было - на пожелтевшей сентябрьской траве лежит мертвец.
Понимая, что защищая себя и свою возлюбленную, он убил человека, молодой мужчина направился к стоящему неподалеку Дворцу культуры. Дежурившие там милиционеры остолбенели при виде незваного гостя: в неравном бою Виктор Мулинцев получил сильнейшие травмы и еле стоял на ногах.
Когда стражи порядка спросили, что случилось, парень ответил, что только что убил хулигана и протянул правоохранителям окровавленный нож.

На место ЧП незамедлительно были вызваны все экстренные службы города, самого Мулинцева задержали. Даже без вскрытия трупа Николая Сорокина было ясно, что умер он от острой кровопотери, вызванной разрывом сонной артерии. 10-сантиметровое лезвие ножа практически насквозь прошло сквозь шею бедолаги. У двух других участников бойни медики диагностировали тяжкие телесные повреждения, но их жизни удалось спасти.

В кармане убитого мужчины следователи обнаружили пленку с электрокардиограммой, принадлежавшую Сорокину.
Оказалось, что за пару дней до случившегося Николай Сорокин в компании все тех же товарищей без причины «докопался» на улице до случайного прохожего. И что не менее интересно, прохожий смог дать отпор хулиганам. В рукопашном бою Николай Сорокин получил сильнейшее сотрясение головного мозга.
В тот злополучный день он ходил в больницу, где ему и был поставлен диагноз. Это обстоятельство стало очень важной деталью в характеристике личностей уличных разбойников.

Судебные споры

Поскольку Виктор Мулинцев в содеянном преступлении сознался, сбор улик и рассмотрение уголовного дела надолго не растянулись.
Уже 7 января 1967 года член Челябинского областного суда Николай Перов постановил: Виктора Мулинцева признать виновным по статье 105 УК РСФСР с применением статьи 44 УК РСФСР («Убийство при превышении пределов необходимой обороны») и назначить ему наказание в виде лишения свободы на два года условно.
Таким мягким приговором остались недовольны родственники убитого мужчины. Они написали протест в Верховный суд РСФСР. И тут все завертелось...
Дабы избавить читателей от весьма запутанной юридической терминологии, отметим лишь, что менее чем за год дело Виктора Мулинцева, а точнее, спор о справедливости его приговора, побывало в трех судах Советского Союза и дошло даже до пленума Верховного суда СССР.
Служители Фемиды разошлись во мнениях: справедливо ли не наказывать реальным лишением свободы убийцу человека? Действительно ли он лишь защищался, а не нападал? И почему тогда кровью оказалось залита местность в радиусе около ста метров?

Ответы на эти и многие другие вопросы искали представители стороны обвинения Верховного суда СССР. И к счастью, для подсудимого, пленум постановил признать решение Челябинского областного суда единственно верным.

«Из дела усматривается, что потерпевшие Сорокин, Бондарь и Бакунин, прогуливаясь по улице в нетрезвом состоянии, без всякого повода пристали к Мулинцеву. Для объективной оценки действий потерпевших следует также иметь в виду, что все они до этого характеризовались как нарушители общественного порядка.
Как правильно указано в приговоре Челябинского областного суда, такое поведение пьяных лиц, окруживших Мулинцева и его подругу, и конкретная обстановка происшествия свидетельствуют о реальной угрозе нападения, что давало Мулинцеву право для применения мер необходимой обороны. Именно цели защиты, а не что иное явились мотивами действий мужчины, который, однако, применил несоразмерные средства защиты.
При таком положении следует признать, что суд вполне обоснованно квалифицировал содеянное как убийство при превышении необходимой обороны. Суд достаточно убедительно аргументировал свое решение по поводу назначения наказания в виде двух лет лишения свободы условно, основываясь на положительных характеристиках личности Мулинцева и том, что он сам явился в милицию с повинной.

В этой связи приговор Челябинского областного суда от 7 января 1967 года необходимо оставить без изменений». Такой ответ пришел из столицы.

Дело для истории

При подготовке материала корреспонденту «Челябинского рабочего» несказанно повезло, ведь в столице Южного Урала удалось найти того самого судью Челябинского областного суда, который выносил приговор Виктору Мулинцеву в далеком 1967 году.
Николаю Дмитриевичу Перову сейчас 85 лет. За более чем 20 лет своей судейской практики он принимал судьбоносные решения в отношении сотен южноуральцев. Однако именно это дело осталось в его памяти как самое интересное.
- В те годы пределы допустимой самообороны понимали очень узко. Ведь редкое дело заканчивалось для человека, который боролся за свою жизнь, но при этом убил или серьезно ранил зачинщика конфликта, оправдательным приговором или условным сроком заключения.
Вот и в отношении Мулинцева судьи рассуждали по-своему. Мол, парень не должен был догонять и ранить двух других участников потасовки. Ему впору было самому спасаться и кричать: «Караул! Помогите!». Но, к счастью, мы смогли выяснить и доказать, что убивать молодой мужчина никого не хотел.
Я запомнил Виктора Мулинцева очень мужественным парнем, сильным, смелым. Он действительно раскаивался, что нанес Сорокину смертельные ранения. Помню, на процессе он говорил, что в тот момент очень сильно переживал не столько за свою жизнь, сколько за жизнь подруги.
Кстати, я точно знаю, что после всех судебных тяжб Виктор и Валентина поженились. У них родились дети. Одна из дочерей связала свою жизнь узами брака с работником копейского суда. Вот так, оказывается, в жизни бывает.
Правда, сам Виктор Мулинцев до этого, кажется, не дожил. Он умер перед пенсией. Все годы работал в шахте мастером. Однажды там произошел обвал породы. Виктора тогда сильно покалечило, стал инвалидом. Но умер, кажется, из-за сердца.

История Виктора Мулинцева останется навсегда в моей памяти. Кстати, это уголовное дело вызвало большой резонанс в юридических кругах. Оно даже описано для судебной практики России. По нему будущие и уже действующие судьи учатся, - рассказал корреспонденту «ЧР» судья в отставке Николай Перов.

Ждет решения суда

В завершение материала хотелось бы напомнить читателям историю, произошедшую 1 января 2016 года в селе под Миассом.
Накануне Нового года супруга мужчины, которого позже журналисты окрестят «миасским стрелком», поругалась по телефону с жительницей соседнего села, и вскоре в Миасское нагрянула компания из пяти человек - четверо мужчин и женщина в возрасте от 26 до 34 лет. Незваные гости были вооружены ножом.
Словесный конфликт за секунды перерос в жестокую драку. Тогда хозяин дома Александр Григорьев, опасаясь за жизнь своих малолетних детей, взял в руки охотничье ружье и начал стрелять.

Итог: четыре трупа, один пострадавший и подозреваемый, который, осознав, что произошло, сам позвонил в полицию. В настоящее время мужчина, его брат и супруга продолжают находиться в больнице. Врачи диагностировали у родственников сотрясения головного мозга и множественные ушибы, которые они получили во время избиения нетрезвыми гостями.
В отношении главы семейства возбуждено уголовное дело, предусмотренное п.«а» ч. 2 ст. 105 УК РФ («убийство двух и более лиц»). Однако окончательный вопрос о квалификации действий сторон конфликта будет решен только после проведения полного и объективного расследования уголовного дела.
Не исключено, что тогда статья может быть изменена на более мягкую - «превышение пределов необходимой самообороны».
VK31226318