EUR 75.58 USD 66.33

Ребята слабые пошли?

Ребята слабые пошли?

В холодных казармах, без горячей воды и мясного рациона военнослужащие простужаются и гибнут.

В неофициальных интернет-источниках сообщалось, что 16 января в Чебаркульском гарнизоне от менингита умер один военнослужащий, а около 50 лежат в окружном госпитале.

Официальный комментарий удалось получить только к вечеру 17 января. Как сообщил пресс-секретарь командующего Центральным военным округом (ЦВО) подполковник Игорь Горбуль, из 5000 с лишним военнослужащих Чебаркульского гарнизона в окружном госпитале находятся несколько десятков солдат. Их лечат от пневмонии. Отмечается, что тяжелобольных нет, у всех положительная динамика к выздоровлению. Эпидемиологический порог в гарнизоне не превышен, уровень заболеваемости составляет около одного процента от общего числа.

Первая жертва - Костя Цыбук

Нам удалось связаться с командиром войсковой части № 86/727 Игорем Цвинтарным и узнать подробности случившегося. Часть дислоцируется в поселке Барановка под Чебаркулем.

Умерший от менингита Константин Цыбук характеризуется командиром исключительно с положительной стороны. Он, можно сказать, вырос на глазах Цвинтарного, который служил вместе с отчимом солдата и поддерживал дружеские отношения с его семьей. Родитель-военный сумел привить парню дисциплину и ответственность, что тот и продемонстрировал во время службы.

- 31 декабря Костя был отпущен в увольнительную, - рассказывает командир. - У него есть жена и 10-месячный ребенок. Новогодние праздники он отмечал в Чебаркуле, в кругу родных. Вернулся в часть 3 января, ни на что не жаловался. 15 января я видел его на разводе, спросил: «Как дела, молодой папаша?» Он ответил: «Нормально». Но в тот же день в 14.30 дежурный сообщил, что у Кости поднялась температура до 37,7 градуса. (Я приказал регулярно проводить медицинский осмотр и замер температуры у всех военнослужащих, поэтому в выходные дежурный по части докладывал мне о результатах измерения температуры). В 17 часов дежурный передал наряд сменщику и тот доложил: температура повышена еще у двух человек, а у Кости она растет. У нас есть фельдшерский пункт, но более высококвалифицированную помощь можно получить в соседней воинской части. Я кинулся искать транспорт, на личной машине за 12 километров от Чебаркуля Костю повезли в медицинскую роту. В 18.00 в журнале приема была сделана соответствующая запись. Двое солдат были госпитализированы с ОРЗ, в том числе Костя. Одного вернули в часть: после приема медпрепаратов у него спала температура. А ночью раздался звонок... Молчун был Костя, все в себе носил, терпел, не говорил вслух, не жаловался, хотя, оказывается, чувствовал себя неважно.

Игорь Александрович также рассказал, что у Кости было нормальное здоровье и физическое развитие. Чего не скажешь о многих других. В этом «батя» и видит причину бед.

- Ребята приходят служить совсем неподготовленные, незакаленные, - констатирует Игорь Цвинтарный. - Недавно построил их, спрашиваю: «Ну кто с отцом в детстве ходил на рыбалку, охоту, в походы? Кто занимался бегом, плаванием?» Один молчит, другой.... Все понятно. Есть же у нас в части перекладины, штангу можно «потягать», гирями побаловаться - не занимаются. Не готова молодежь к армии.

Медики диагностировали у Кости не обыкновенную простуду, а молниеносную форму менингита. Впрочем, о причинах гибели военнослужащего говорить пока рано. Экспертиза не завершена, идет прокурорская проверка. По словам командира, сейчас в части проводятся профилактические мероприятия: всему рядовому и офицерскому составу сделаны необходимые прививки, выдаются таблетки, военнослужащие находятся под контролем. По словам командира, у него также повышена температура, но он ходит на работу, поскольку результаты анализов (на менингит) пока неизвестны.

В воинской части работает специальная комиссия: проверяются условия быта и службы срочников, изучается состояние котельной и соблюдение теплового режима в казармах. Дата похорон умершего солдата пока не известна: ее определят родственники Константина Цыбука, когда его тело привезут из Екатеринбурга. Военные оказывают посильную помощь, в том числе материальную, чтобы прощание с Костей и погребение прошли достойно.

Кто виноват?

Людмила ЗИНЧЕНКО, руководитель Ассоциации солдатских матерей Челябинской области:

- Я разговаривала с военным прокурором округа, его заместителем, начальником следственного отдела СКП в Чебаркуле. Предварительный диагноз - у погибшего солдата менингит, но неясно, какой. Все боятся инфекционного менингита, отсюда постоянные замеры температуры и очень большое беспокойство. Сейчас выясняется, что произошло с Костей. Заключение судмедэкпертизы будет готово через сутки. Но заболевших военнослужащих в гарнизоне гораздо больше, их количество приближается к сотне. У каждого разная степень заболевания, есть ОРВИ, ларингит, трахеит, бронхит, в общем, простуда.

Говорят, большое количество заболевших - следствие резкого нарушения теплового режима в казармах. Информацию о сбое в работе котельной гарнизона военные командиры опровергают. Людмила Зинченко тоже не склонна поддерживать такую версию. Она говорит, что в этот период призывники болеют каждый год. Перемена обстановки, рациона питания, строгий режим - все это способствует стрессам. По вечерам ребята бегают друг к другу в гости из казармы в казарму чуть ли не в одном нижнем белье. Потом болеют, кашляют.

А вот что говорит жена погибшего военнослужащего Карина ЦЫБУК:

- Не понимаю, как военные проводят свои проверки, если после них ничего не меняется?! Муж рассказывал, что они спят в казармах в бушлатах, всю зиму очень холодно. Питание отвратительное, кормят одними кашами, мяса ни разу в меню не было, сосиски давали один раз, под Новый год, как к празднику. Горячей воды нет вообще, они моются холодной водой, носки покупают себе сами. Откуда у них будет хороший иммунитет?! В день, когда Костя заболел, его три часа гоняли по плацу на морозе. Мой муж ушел в армию здоровым, а получила я его в цинковом гробу.

По словам Карины, после 3 января они с Костей активно обменивались SMS-сообщениями. Все было хорошо. 15 января муж весь день жаловался на недомогание, температуру, сильные боли. В ухе, говорил, стреляет. Потом сказал, что его направили в госпиталь. Последний звонок был в 23 часа: Костя сообщил, что ему поставили, наконец, капельницу. Через три часа его не стало.

Карина намерена судиться с военными и требовать выплаты страховки за мужа. У нее на руках остался 10-месячный малыш, она не получила причитающиеся ей выплаты за два последних месяца.

Дремучая котельная

Чтобы узнать, почему заболели ребята в части, дислоцированной в Барановке, мы выехали на место. От Чебаркуля до поселка - 15 километров. Пока ехали, пожелавший остаться анонимным источник сообщил по телефону: в казармах плюс 17, то есть чуть ниже нормы.

В часть пустили не сразу. Предупредили, что доступа в помещения не будет, фотографировать разрешается только на территории. Высокая труба котельной дымила, следовательно, тепло вырабатывалось.

- Котельная работает на угле, она дремучая и нуждается в капитальном ремонте, - рассказывает командир войсковой части № 86/727 Игорь Цвинтарный. - Последний раз ее чинили лет девять назад. Кочегарку строили своими силами, как могли, у нее даже паспорта нет. Имеются проблемы и с кочегарами. На низкооплачиваемый труд согласна только та часть населения, которую в народе называют «пьянь». Эти люди не в состоянии качественно работать. Чтобы обеспечить необходимый температурный режим, пришлось в казармах установить жидкостные электрообогреватели. Они обеспечивают 20 градусов тепла. Назову и еще одну проблему: военнослужащим, особенно вновь прибывшим, совсем не тепло в форме нового образца «от Юдашкина». Прежде были ватные стеганые куртки, нынче - на «блошином меху».

То, что проблемы с теплом имеют место, подтвердили жители трех домов, стоящих впритык к воинской части.

- Наши дома отапливаются «военной» котельной, - сказал пенсионер Михаил Петрович Кильтенко. - С осени мучаемся: батареи еле живые, столбик термометра не поднимается выше 15 градусов. Примерно с 1 по 5 января батареи вообще холодные были. Потом, правда, «ожили».

Новита ЗАКАТОВА,

Ирина ГУНДАРЕВА

VK31226318