EUR 86.86 USD 76.04

Книги о молодости, приключениях и мистике

Книги о молодости, приключениях и мистике
Ведь 24 января – 240 лет со дня рождения немецкого писателя, художника, композитора Эрнста Теодора Амадея Гофмана (1776-1822); а 25 января – день студентов, Татьянин день. Тем более, что эти темы удостоились многих литературных наград: Букеровской премии и шорт-лист «Национального бетселлера».

Янн Мартелл. Жизнь Пи

Эта история нового Робинзона обошла все кинотеатры планеты, получила Букеровскую премию 2002 года, нет человека, который хотя бы не слышал о ней.
Книга вызывает множество противоречивых эмоций: ты то споришь с автором, то восхищаешься его мастерством, то размышляешь над подтекстами. Да и сама структура книги подталкивает к размышлениям: заметки автора чередуются с рассказами уже ставшим взрослым героя, с записью разговора со спасённым мальчиком. Необычен размер глав - от одного слова до целой истории.
В первой части нас убеждают в необычайной религиозности главного героя – Писин отправляет обряды трех религий: буддизма, индуизма и христианства. Во второй части после кораблекрушения мальчик остаётся один в лодке с дикими зверями и пытается выжить, сохранить Бога внутри себя, в третьей дана иная версия событий.
В фильме нет того напряжения, что в книге - там все более сказочно, сглажено, нет жестокости в описании дрессировки тигра и вечного голода мальчика.
Один из самых сложных моментов - это момент с островом. На острове выжить было бы легче, всё-таки есть питьевая вода и фрукты, но ещё убийственное одиночество, без шанса вернуться к людям. Пи начинал уже играть со зверем внутри себя, ловко приручая его (в фильме нет - а в книге он играет с обручем).

Во вторую историю не хочется верить не только допрашивающим мальчика сотрудникам страхового общества, но слишком явны параллели между зверями и людьми. Можно историю рассказывать по-разному, оба варианта правдивы. Можно задуматься, а сможем ли мы сохранить душу, рассудок и веру в Бога в подобных условиях? И чем мы отличаемся от зверей (если вообще отличаемся)? И что такое Бог и наша душа?

Дина Рубина. Почерк Леонардо

В детстве я мечтала читать мысли людей, а сейчас понимаю – ничего в этом хорошего. Мысли наши путаны, хаотичны, да мы ещё и обидимся, если кто-то, даже случайно, их прочтет.
Представляю, как трудно было Нюте, главной героине мистического романа Дины Рубиной «Почерк Леонардо»: постоянно видеть чужие мысли, порой чужую смерть и не иметь возможности что-либо изменить. Хотя о предопределенности судьбы я бы поспорила.
Но вернемся к роману и его героине. История девочки-девушки-женщины, любящей зеркала, живущей в зеркальном мире и ушедшей в зазеркалье. Её жизнь рассказана близкими ей людьми, отражена в них, как в зеркалах. Нюта от природы левша, одинаково владеет обеими руками, наделена необычными способностями, но «отвергает дар небес».

Она окружена всеобщим поклонением, но ездит неприкаянно по свету. Её считают то ангелом, то ведьмой, хотя, возможно, это всего лишь избалованная девчонка.

Салман Рушди. Дети полуночи

Салем Синай работает на консервном заводе и пишет историю своей семьи с восточной обстоятельностью, подробно вспоминая обо всех, сколько-нибудь значимых предках.
Сам Салем родился в час обретения Индией независимости, в полночь 15 августа 1947 года. О дитя полуночи писали все газеты: о приветствии самого Неру, предсказании колдунов – с ним было связано много надежд. Но получился безобразный, хилый, вечно хлюпающий огромным носом, малоспособный отпрыск торговой династии из Кашмира.
Но однажды в его голове зазвучали голоса людей, рожденных в день и час независимости. Обыденность и магия романа сплетаются в причудливый узор, где трудно различить откровенный бред и подлинную реальность.

Но, при всей любви к магическому реализму, меня отталкивала модная ныне любовь к нечистотам: ежестраничное описание текущих соплей Салема, сладострастно расписанные физиологические причины вони от половины персонажей, а про виды сексуальных извращений в романе можно написать отдельную работу. Кровь в романе течет рекой, прекрасное мешается с мерзостным, и ты начинаешь подозревать всех жителей Индии в патологии.

Зато роман “Дети полуночи” трижды получал премию “Букер”: в 1981 году как лучший роман, в 1993 и 2008 годах — к 25-й и 40-й годовщине премии как лучшее произведение из всех, ее получивших. Индира Ганди подала в суд на автора за своё изображение в романе.

Алексей Иванов. Общага-на-крови

Первый роман 23-летнего пермяка, только что окончившего Уральский государственный университет, вышедшего из стен той самой Общаги, получился классическим «романом идей», подобно романам века 19.
Герои со страстью юности обсуждают вечные темы русской литературы на фоне общажного пьянства, бл…ва, мордобоя и неприкрытой торговли душами и телами за койку в общаге. И в момент этих мучительных и искренних споров циничные дети конца 20 века превращаются в наивных мечтателей века 19, верящих, что решение вопросов о Боге, Душе, смысле жизни важнее решения проблем с жильем. Что «если Души нет», то «все позволено».
Этот роман может оттолкнуть некоторых из читателей своей босховской мрачностью (в конце концов – все мы разные), но вспомните, что он был написан в 1992 году, когда жизнь в России менялась кардинально, когда будущее было неясно и вопрос «Что делать» приобретал первостепенное значение.

Книжные новинки

Мария Степнова. Где-то под Гроссето

Новая книга Марины Степновой, автора громко прозвучавшего романа «Женщины Лазаря» (премия «Большая книга»), романов «Хирург» и «Безбожный переулок». «Где-то под Гроссето» — это собрание историй о людях, которых не принято замечать, да и они сами, кажется, делают все, чтобы остаться невидимками.
На самом деле, их «маленькие трагедии» и «большие надежды» скрывают сильные чувства: любовь, боль, одиночество, страх смерти и радость жизни. Все то, что и делает нас людьми.
«Марина Степнова пишет не просто хорошо - великолепно: легко, красиво, умно, неожиданно. Рассеянно и щедро». (Майя Кучерская).

«Он решил, что поцелует ее в первы раз именно тут — в сквозном бесснежном парке, под сенью и синью декабрьского вечера. Но сначала стихи... Стихи! Всем нам когда-то было пятнадцать лет. К несчастью, это очень быстро проходит». Марина Степнова «Где-то под Гроссето».

Александр Снегирев. Как мы бомбили Америку

«Двое юных раздолбаев уезжают в Америку на заработки по международной студенческой программе. Это очень обаятельное сочинение…, нормальный юношеский дневник.
Но радость, которая так и сияет на каждой его странице, обеспечивается, конечно, не только авторской молодостью и избытком гормонов: герою просто очень смешно в Америке.
Ситуации, в которые они с приятелем попадают, почти сплошь травматичны, люди, которые им встречаются, почти поголовно несчастны, у всех какие-нибудь обсессии и фрустрации, но все тонет в атмосфере добродушия, совершенно невозможной в нынешней России.
Все только и делают, что прощают друг другу странности и глупости. Милый повседневный американский абсурд основан на избытке взаимного уважения и уступчивости — водитель ночного автобуса хохмит в микрофон, хозяин кафе беспрерывно трунит над собой, драки гасятся в зародыше, обиды рассасываются.
Такова ли Америка в самом деле — неважно (для самой себя уж конечно не такова). Но для человека, прибывшего сюда из российской атмосферы, она в самом деле праздник — не финансовый и не товарный, как было раньше, а эмоциональный». (Дмитрий Быков)
VK31226318