скидки на курсы до 50%
EUR 92.04 USD 76.42

Спрос на 3G сохранится

Спрос на 3G сохранится

Руководитель челябинского «Билайна» Светлана Галилеева убеждена, что экономический кризис не помешает развитию сотовой связи.

Светлана Галилеева — пример того, что в кресле начальника можно оставаться не только харизматичным лидером, но и красивой, гармоничной и уверенной в себе женщиной. В челябинском «Билайне» она с самого его рождения: сначала коммерческий директор, затем — первый руководитель. В ноябре прошлого года филиал отметил пятилетие, а в апреле «директорству» нашей героини исполняется три года. Мать дочери-студентки успевает самостоятельно справляться с домашними делами, находит время для учебы: помимо основного высшего образования — три курса МБА по базовому менеджменту, британский сертификат школы по коучингу… А еще Светлана Викторовна не скупится на добрую улыбку, приветливое слово и легка в общении.

Кресло — на свою зарплату

Светлана Викторовна, выделите основные вехи жизни филиала за пять лет.

— Сначала, конечно, старт. Волнительно, непонятно, как и что делать. Начинали с минимальным набором базовых станций, с недоработанным продуктом. И мне, человеку с изрядной долей перфекционизма, было страшно. Я никогда до этого не выводила продукт на рынок, не оттестировав его должным образом. «Билайн» в Челябинске никто особенно не ждал — на тот момент было достаточное количество операторов. Первые три года — завоевание позиций на рынке, два последних года — борьба за их сохранение. Особая веха — внедрение новых технологий. 2008 год в плане новинок выдался интересным и тяжелым: мы заменили коммутатор, запустили более 70 базовых станций 3G — новая сеть, на ее изучение требуется немало времени и сил. Этот стандарт называют еще «дышащим» — он своеобразно себя ведет. У меня хороший опыт продвижения мобильного продукта на растущем рынке, а на стагнирующем, в пору экономического кризиса, его надо приобретать заново.

Какие вы ждете плюсы и минусы от кризиса?

— Пока тягостное ожидание и неопределенность: когда будет «дно» спада, когда подъем? Меня кризис больше всего удручает тем, что ограничивает в планах и идеях. Бюджеты начинаний подрезаются. Но мы настроены оптимистично, в том числе на развитие инноваций. Скоростные технологии (тот же 3G) не останутся без спроса даже сейчас.

В любом случае, возможно снижение доходов мобильных операторов?

— Даже если люди будут экономить на всем, от предметов первой необходимости они точно не откажутся. А мобильная связь уже стала таковой, как атрибут безопасности, самосохранения. Хотя сокращать затраты на переговоры абоненты, вероятно, будут.

Вы готовились к экономическому спаду?

— «Вымпелком» всегда жестко контролировал затраты. Мы привыкли разумно тратить и следить за эффективностью каждого сотрудника. Трудно говорить о коллегах по рынку, но мне кажется, мы самые экономные. Это видно уже по моему кабинету: в нем нет излишеств, большого аквариума, например. Вообще, сейчас, в период кризиса, должно действовать правило: если директор хочет удобное новое кресло — пусть купит его на свою зарплату.

Связь должна быть обратной

В кресле директора вы сразу почувствовали себя на своем месте?

— Вначале было очень некомфортно: я не планировала становиться руководителем филиала, меня вполне устраивала должность коммерческого директора. Одно дело, когда ставишь цель и достигаешь ее — это страшно и интересно. Совсем другое, когда делают предложение, и ты думаешь: почему бы и нет? Во втором случае чувствуешь свою неподготовленность. Чтобы «созреть», мне потребовалось больше года.

Что-то, наверное, изменили в себе?

— Свои внутренние ощущения. Люблю, когда работается комфортно. Когда есть обратная связь — как положительная, так и отрицательная. Открытый диалог должен присутствовать непременно. Умение говорить на неприятные темы конструктивно — одна из главных компетенций руководителя. Моему «директорству» скоро три года, и я как-то органически росла вместе с коллективом, меняла мнение о людях и отношениях с ними. Например, раньше думала, что можно с человеком работать до последнего, пытаться с ним бороться за него же, его карьеру, заставлять работать любыми способами… Сейчас рассуждаю иначе. Любой человек, конечно, может испытывать трудности в какой-то период, но чтобы он услышал руководителя и понял его, достаточно пары-тройки месяцев. Дольше ждать не имеет смысла. Наверное, это более жесткий подход к персоналу, но он продиктован практикой. Я стала конструктивнее — например, мне сейчас легче отсекать ненужное. Раньше казалось, что должна заниматься абсолютно всем. Сейчас понимаю: важно-то выделить главное. Но самое большое приобретение за три года — навык честно и прямо общаться с коллегами.

Филиал телекоммуникационной компании — это разнообразие служб: технических, бухгалтерско-отчетных, маркетинговых. Как умудряетесь все охватить?

— Я была коммерческим директором и работу коммерческих служб знаю хорошо. У меня техническое образование — инженер-системотехник. Следовательно, представляю, как в целом все работает.

Руководителю не надо знать тонкости, до него доносят основные проблемы. Не боюсь конкуренции с молодежью. 13 лет назад, когда пришла в мобильный бизнес, время текло не так быстро, и у меня была возможность общаться с коммутаторщиками, с биллингистами, с техническими директорами, и медленно нарабатывать опыт. Сейчас ритм все бешеный. У сегодняшних молодых специалистов нет такой возможности — ни временной, ни технической.

У вас стремление к лидерству с юности?

— Ой, тогда я балбеска была! (Смеется). Меня больше интересовала художественная самодеятельность, комсомольское общение — книжки, например, собрать и в детский дом отвезти. Я и не предполагала, что буду техническим человеком и уж тем более — руководителем. Всегда выходило, что меня выдвигали председателем совета отрядов, членом бюро райкома комсомола, делегатом съезда. Ощущение такое, что все происходило по воле провидения, а меня только ставили перед фактом. Я, кстати, уже давно не очень покладистая подчиненная. У меня сформировались свои принципы, которые пока не могу и не хочу менять, спорю из-за них, хотя, наверное, это нормально — отстаивать свои позиции.

«Дома о работе ни слова»

Вы женщина-начальник или начальник-женщина?

— Я перевертыш! На работе — руководитель-женщина, а дома — женщина-руководитель. (Улыбается). Долго этому училась. Сначала, как свойственно многим людям, тащила все рабочие проблемы домой. Семья же корректно, но категорично объяснила: так неправильно, и мои домочадцы не хотят иметь дома маминых рабочих проблем.

Первым, наверное, объяснил муж?

— Муж старше меня, он очень мудрый человек. Тоже руководитель, вместе мы уже более 20 лет. Так что и время, и опыт у него были. Теперь дома о работе ни слова.

Мне почему-то кажется, что вы предпочитаете активный отдых.

— Верно. Я же командный человек! В детстве играла в волейбол, баскетбол, занималась спортивным ориентированием, правда, только потому, что можно было песни попеть в компании. Бегала я плохо, лыжи не люблю, а вот посидеть с гитарой у костра — милое дело!

И на гитаре играли?

— Нет, но заканчивала музыкальную школу по классу фортепиано. За инструмент не садилась уже много лет. Мечтаю: вот пойду на пенсию — куплю себе рояль и все вспомню.

Сейчас у вас есть спортивное увлечение или что-нибудь вроде йоги, например?

— Йога и есть! У меня 10-летний стаж занятий. В свое время жизнь заставила: возникли проблемы с позвоночником, а потом я ее очень полюбила. Сейчас нравится то, что с помощью йоги можно через голову управлять телом, побеждая боль. Человек может справиться с чем угодно, надо только знать, как.

Внешность как рабочий инструмент

Директор — это нервы, ответственность. Для своей должности вы очень хорошо выглядите.

— Мое правило: новое платье ты себе сможешь купить в любом возрасте, а вот с лицом и телом сложнее. Лучше всем заниматься своевременно. Режим сна, весы, СПА-процедуры обязательно. Баня — замечательный вариант, маски собственного приготовления. Менеджер тем более должен следить за своим видом — это часть его работы. Внешность человеку помогает устанавливать контакты, выстраивать отношения.

Прическу часто меняете?

— Я какого только цвета не была — фиолетовая, зеленая, белая, канареечно-желтая… Близкие смеялись: тебе надо каждый раз фотографироваться, когда выходишь из парикмахерской! Забавная ситуация случилась еще во время моей работы в ЮУСТ. Я тогда резко сменила цвет и стрижку — длинные русые локоны — на белое каре с черной макушкой, стала такая полосатая. Коллега увидел, обошел, посмотрел и пошел дальше — не узнал! Пришлось окликнуть.

Любила я делать такие вещи. Но однажды руководитель мне указал: нельзя так на работу ходить. Иду к своему мастеру, говорю: «Надя, шеф сказал, надо что-то поприличнее». «Хорошо», — отвечает Надя. И начинает стричь. Стрижет, стрижет… И вдруг вздыхает и выдает: «Скажи своему начальнику, что тебе надо мастера поменять!» Когда я после той стрижки пришла к руководству, услышала: «Да-а, Света, если бы мы тебя не знали, то решили бы, что это маленький ребенок баловался с ножницами!» Надя мне сделала что-то наподобие входивших тогда в моду «рваных» стрижек.

Однако вы уже не один год верны образу деловой, но мягкой блондинки…

— …и уже подумываю постричься бобриком и выкраситься в брюнетку. Наверное, душа требует уже более жесткого образа и перемен.

Что еще помогает вам идти по жизни с улыбкой и высоко поднятой головой?

— Уже года два увлекаюсь эзотерикой на самых разных уровнях. Что вынесла для себя? Библейские заветы — формула счастья. Основные моменты, мешающие человеку жить, там отражены. Авторов любимых нет, читаю все, что меня цепляет.

VK31226318