EUR 69.42 USD 64.30

Томинский ГОК: кто закручивает пружину?

Томинский ГОК: кто закручивает пружину?
ЧП произошло спустя четыре дня после того, как на Алом поле в Челябинске прошел самый массовый протестный митинг с 2011 года, основной лейтмотив – Томинский ГОК не должен появиться.
Взрыв на «Карабашмеди», в результате которого два человека погибли и восемь были ранены, поставил вопрос о ГОКе ребром. Уж если на действующем предприятии РМК не может обеспечить безопасность, то как можно доверять компании размещать новое и, с точки зрения экспертов, весьма сомнительное, в подбрюшье Челябинска?

РМК и Дубровский



Нынешнее ЧП на «Карабашмеди» – не первый «звоночек». Совсем недавно, 27 мая здесь же произошел пожар в строящемся сернокислотном цехе.
Знаковый объект. РМК не раз утверждала, что с его вводом выбросы «Карабашмеди» в атмосферу сократятся до минимума, что позволит решить главную проблему города - экологическую.

Это было бы важно и политически. Борис Дубровский с самого начала работы в должности губернатора заинтересовался Карабашом. Трижды побывал там и, в частности, заявил: «Карабаш не может и далее оставаться в таком виде». Очевидно, проводить изменения можно лишь совместными усилиями области, муниципалитета и РМК. Городские власти, минэкономразвития и минэкологии региона получили задание разработать «дорожную карту» того, как будет меняться Карабаш, включая экологическую реабилитацию города.

В свою очередь собственники комбината пообещали запустить новый сернокислотный цех в марте 2015 года. В сущности, это минимум, поскольку новый цех и без того был в плане реконструкции предприятия. Региональные власти, конечно, хотели бы более деятельного участия собственников в судьбе города. И, что немаловажно, - настоящего, осмысленного сотрудничества.
Помимо судьбы Карабаша, население которого постоянно сокращается (15,7 тыс. человек в 2005 году, 11,5 тыс.– в 2015), а продолжительность жизни у мужчин не дотягивает до 50 лет, был и еще один повод для более энергичной работы – Томинский ГОК. О своих тревогах в отношении ГОКа Бориса Дубровского информировали правозащитники на встрече вскоре после назначения и.о. губернатора. Затем тема неоднократно всплывала во время предвыборных поездок и даже на собрании Штаба общественной поддержки, можно сказать, в тесном кругу единомышленников.
Внятно выраженная социальная ответственность РМК в Карабаше, видимые сдвиги в городе могли бы здорово помочь губернатору, возьмись он политически поддержать новый инвестиционный проект компании. А дело это непростое, учитывая мощный экологический запрос со стороны населения региона и прежде всего Челябинска.

Однако РМК повела себя легкомысленно. По неясным причинам сроки ввода сернокислотного цеха были перенесены с марта на май. В конце мая там произошел пожар. Дыма было много, но, как сообщала пресса, сгорели пластиковые ящики – «по вине сварщиков из подрядной организации». Сроки снова сдвинули – на три месяца. Но в конце августа никаких новостей с «Карабашмеди» не поступало. Зато местные жители сняли на видео и выложили в интернет очередную «газовую атаку».

Прошел сентябрь, наступил октябрь. О новом сернокислотном чуде – ни слуху, ни духу.

Люди на Южном Урале терпеливые, к дыму и обещаниям привычные. Но, получается, РМК ввела в заблуждение не только их. В неловком положении оказался и губернатор Дубровский, кстати, сверхответственный человек (на ММК, где он был гендиректором, попробуй-ка быть иным). Ведь он поддержал обещания РМК весьма лестными характеристиками компании. В народе на сей счет уже шутят: Дубровскому надо было вести переговоры не с руководством РМК, а с бригадой сварщиков, которые, по версии компании, и учинили пожар.
Кстати, летом РМК пригласила губернатора посмотреть на Михеевский ГОК, ожидая, вероятно, услышать хоть и дежурные в таких случаях, но годные для пиара Томинского ГОКа похвалы. Дубровский же хотел не только хвалить, но и задать ряд вопросов основному акционеру РМК Игорю Алтушкину. А тот, сославшись на недомогание, от поездки в Варненский район отказался. Для главы региона смысл визита тоже стал неочевиден.

Остановиться. И задуматься



Ответ на тревоги жителей Челябинска и пригородов относительно Томинского ГОКа со стороны властей региона хорошо известен – независимый экологический аудит. Аудит в понимании Дубровского – это четкий ответ, в данном случае, на вопрос об экологической безопасности. «По учебникам», аудит делается действующему предприятию. Но в минэкологии региона полагают, что его можно провести на основании анализа документации. Возникает двойное понимание термина "аудит", которое, не исключено, может вскоре аукнуться. А главное, сегодня уже очевидно, что экоаудит не способен описать проблему Томинского ГОКа системно.
Интересную точку зрения высказал на днях в интервью газете «Южноуральская панорама» директор Челябинского филиала РАНХиГС, политолог и социолог Сергей Зырянов. Он призвал не торопиться со строительством Томинского ГОКа: «Когда давят и торопят с принятием решения, это сигнал, что надо остановиться и задуматься».
Комментируя тезис об экономической целесообразности этого предприятия, ученый отметил: «Сказать, чего в проекте ГОКа больше, выгод или убытков, можно только после серьезных экономических расчетов и оценок социальных последствий, и их обязательно нужно сделать. Нужно максимально точно, насколько мы можем, спрогнозировать все возможные последствия, а для этого нужна комплексная независимая социально-экономическая экспертиза».
Перечисляя негативные последствия ГОКа, Зырянов говорит, что, возможно у проекта есть и такие минусы, «которые мы даже теоретически не можем сейчас спрогнозировать». Однако один из них, по мнению эксперта, вполне реален – отток населения из региона. Он уже идет, но Томинский ГОК станет мощным катализатором процесса.
«Хочу напомнить, что с 2006 по 2015 год численность населения в трудоспособном возрасте Челябинской области снизилась на 200 тысяч человек. По прогнозу Челябинскстата, в период с 2018 по 2030 год нас ожидает отрицательный прирост населения — примерно от 5 до 10 тысяч человек ежегодно. ... Так что лучше бы подумать о проведении политики по закреплению и привлечению населения в наш регион».

Здесь уместно вспомнить, что в «Стратегии 2020» тема сохранения и прироста населения является ключевой.

Чего хочет «Стоп ГОК»?



Митинг 27 сентября показал, что настроение в обществе относительно Томинского ГОКа заметно изменилось. Тут логика проста: чем больше людей узнают о ГОКе – тем меньше у него сторонников. Недавно свое мнение на радио «Комсомольская правда - Челябинск» высказал наш знаменитый земляк - бард Олег Митяев:
«Южноуральская природа - озера, поля - настолько уникальна, что нельзя допускать ни малейшей возможности ее погубить. Тем более, что мы и так «отдали долг» Родине: и Карабашом, и металлургическим заводом, и нашими радиационными загрязнениями. Ну нельзя же все валить на одни плечи! Надо наоборот очищать Южный Урал и беречь природу. Я - обеими руками за вас, дорогие друзья!».
Впрочем, у митинга была цель не только привлечь внимание общественности к проблеме Томинского ГОКа. Есть и конкретный вопрос к власти.

Дело в том, что идея общественной экологической экспертизы фактически оказалась торпедирована чиновниками администрации Сосновского района и сотрудниками РМК. В результате манипуляций процедура такой экспертизы затягивается, при этом РМК, вопреки своим же обещаниям, не предоставляет ни проектные документы по ГОКу, ни даже окончательные материалы по оценке влияния предприятия на окружающую среду (ОВОС).

Кроме того, у движения «За природу» (оно вызвалось провести общественную экспертизу) внезапно появился конкурент – АНО «Агентство региональной экологической безопасности», и это явный фаворит в отношениях с Сосновской администрацией. Кстати, это то самое АНО, предложившее недавно демпинговую цену за свои услуги по проведению экоаудита, а ранее выступившее на общественных слушаниях за Томинский ГОК.

Странная история и с «Порядком организации проведения общественной экологической экспертизы», возникшем в недрах Сосновской администрации. По мнению юристов, это незаконный документ, ограничивающий возможности общественности на проведение экспертизы. С ним связана почти детективная история.
Один из лидеров общественного движения «Стоп ГОК» Василий Московец обнаружил в свойствах файла этого документа, выложенного на сайте Сосновской администрации, следы автора – «Ирина A. Гладкова» и название организации – «RussianCooperCompany» (Русская медная компания). Нынешнего министра экологии региона зовут Ирина Гладкова, а до прихода на эту должность она работала в РМК. Неужели Сосновская администрация "подмахивает" документы, написанные в офисе Русской медной компании?
Это обстоятельство дало повод общественнику Вадиму Булатову направить письмо в администрацию Президента РФ. И уже есть реакция. На днях в адрес вице-губернатора Олега Климова поступил запрос от имени Главного федерального инспектора Артема Пушкина с настоятельной просьбой «рассмотреть по существу» сигнал о возможном «лоббировании интересов ЗАО "Русская медная компания" министром экологии Челябинской области Гладковой И.А.».

Между тем, сама министр, видимо, упреждая скандал, сама обратилась в прокуратуру с просьбой провести проверку этого документа. «Роль администрации муниципального образования в проведении общественной экологической экспертизы четко прописана в федеральном законе и не предполагает организаторской функции, - пояснила нам свою позицию Ирина Гладкова. – Задача администрации - зарегистрировать заявления, после чего общественная экспертиза проводится и организуется самой общественной организацией».

Министр заверила, что ее ведомство заинтересовано в проведении общественной экологической экспертизы в полном соответствии с законом. «Учитывая социальную значимость вопроса, мы обратились в прокуратуру с просьбой оценить «Порядок…» на соответствие требованиям законодательства».

И тут же Гладкова получила привет из Екатеринбурга, где находится головной офис РМК. Местный журналист Максим Румянцев, сделавший несколько материалов, «разоблачающих» Андрея Талевлина, главного до недавних пор критика проекта Томинского ГОКа, внезапно переключился на министра экологии Челябинской области. Сначала он обвинил ее в связях с «иностранными агентами», а позже – в воспрепятствовании журналистской деятельности, что является уголовной статьей. Означает ли это, что РМК надеялось на поддержку со стороны своего бывшего сотрудника и теперь не получает ее в полной мере? И почему вообще такие надежды имели место?

Впрочем, вернемся к общественной экологической экспертизе. Общественникам важно сделать ее как можно быстрее. РМК уже заявило на государственную экологическую экспертизу два отдельных проекта: «горно-транспортную частьТоминского ГОКа» и его «хвостовое хозяйство и оборотное водоснабжение».
Андрей Талевлин утверждает, что экспертиза уже началась. По его словам, Росприроднадзор 3 сентября издал соответствующие приказы (№ 704 и №705). Срок проведения – всего два месяца, то есть до 3 ноября. Если общественники не успевают сделать свою экспертизу, то их замечания не приобретают юридической силы и не будут рассмотрены госэкспертизой. Талевлин считает, что РМК и Сосновская администрация рассчитывает именно на это.
Между тем, как мы знаем, по решению УФАС признан несостоявшимся и конкурс на "губернаторский" экологический аудит. Случайность это или нет, но после заключения государственной экологической экспертизы аудит практически теряет смысл, равно как и общественная экспертиза. Следующий шаг РМК – получение разрешения на строительство Томинского ГОКа, которое, по закону, выдает местная администрация, то есть Сосновский район.

Дальнейшее предсказать, в принципе, несложно.Но интрига при этом закручивается в тугую пружину…
VK31226318