EUR 85.74 USD 77.73

Испытание обсервацией: справились ли с ним власти Челябинской области?

Испытание обсервацией: справились ли с ним власти Челябинской области?

Китайский коронавирус COVID-2019 продолжает вносить свои правки в деятельность человечества. Цинично, но пока людские потери не кажутся глобальными. Что для отдельно взятой семьи — страшное горе, для государства — статистика, а в масштабах всего мира ничего особо критического пока не произошло. По данным нацкомиссии по здравоохранению Китая, общее число зараженных и инфицированных коронавирусом по всему миру с декабря прошлого года составило 60 107 человек, львиная доля случаев — 59 539 — зафиксирована в материковом Китае. Общее число жертв по состоянию на 13.02.2020 выросло до 1363 человека, почти все они — жители провинции Хубэй. Резкий рост числа заболевших за последние несколько дней — более 15 тысяч человек — власти Китая объяснили новым методом диагностики. Также официальные лица КНР заявили, что 5911 пациентов уже излечены и к апрелю эпидемия завершится.

Верить официальной статистике китайских властей — охотников, разумеется, мало. Некоторый капиталистический лоск, грамотно наведенный на Китай в последние три десятилетия, никаким образом не изменяет идеологическое и организационное наследие Мао Цзедуна. А Великий Кормчий, при всех своих недостатках, сумел воспитать в чиновном классе родной страны грандиозные мобилизационные навыки. В их число, между прочими, входит и умение оперировать статистическими данными на международном уровне с максимальной пользой для социалистического отечества.

При этом вышеназванные полезные навыки не оставляют сомнений в том, что обсервация заболевших и контактных по вирусу COVID-2019 проводится железным кулаком, пусть даже он, согласно гигиеническим требованиям, спрятан не под бархатной, а под латексной перчаткой. Провинция масштабно изолирована, все, кто заподозрен в болезни — распределены по госпиталям, все, кто пока здоров — удалены на достаточное расстояние и находятся под наблюдением, армия задействована, СМИ преданно ожидают указаний, а отдельные блогеры, умудрявшиеся вопиять о нарушенных правах человека даже из-за «великого китайского фаервола», сидят тихо и не отсвечивают. И в общем-то, все указывает на то, что у китайского правительства хватит решимости пресечь эпидемию до момента ее превращения в пандемию, нелекарственными, но действенными методами. Например, с использованием китайских аналогов ТОС-1А «Солнцепек» для уничтожения инфицированных белковых организмов.

9б.jpg

Китай борется с эпидемией коронавируса

Конечно, такое развитие событий стало бы гигантской человеческой трагедией. Парадокс в том, что выжившее человечество, с подачи своих правительств, вряд ли испытало бы благодарность к тем, кто взял на себя ответственность за его спасение.

Размышляя об апокалиптических сценариях, нельзя не задуматься над тем, насколько готовы к ним постсоветские власти — хотя бы на уровне первичной организации действий. К сожалению, недавний опыт Челябинской области по созданию обсерваций для нескольких десятков китайских граждан показал, что нынче Южный Урал категорически не способен отразить болезнетворную атаку чего-либо, страшнее ОРВИ.

Напомним, что имеющихся трудовых мигрантов из КНР и лиц, контактных по коронавирусу, изначально планировалось расселить в трех карантинных центрах: на базе инфекционного отделения медицинского центра «Северный» в Миассе, в санатории-профилактории «Тополек» в Варненском районе и санатории «Утес» близ Рощино в Сосновском районе. В Миассе все прошло без задоринок, однако в Сосновском районе и Варне взбунтовавшееся население буквально заблокировало готовящиеся карантинные зоны. В результате приняли решение, что граждан Китая будут размещать в областном противотуберкулезном диспансере в Металлургическом районе Челябинска, и это слегка утихомирило страсти. Хотя жители ЧМЗ тоже приняли событие без энтузиазма, о чем до сих пор нелицеприятно высказываются в соцсетях, но хоть дороги не перекрывают — и то хлеб.

Нетрудно заметить что народные протесты в Варне и Сосновке могли случиться лишь по одной причине: организационной импотенции всех причастных к созданию обсерваций чиновников — от областных до местных.

Приняв решение о размещении в санаториях подозрительных в эпидемиологическом плане иностранцев, ни один из видных руководителей не оговорил и тем более, не подписал план действий, предполагающий сопротивление местных граждан. Предугадать же такое сопротивление мог бы не только глава района (и тем более Челябинской области, и тем более - соответствующего федерального ведомства), но и любой школяр, буквально после пары видеоигр, фильмов или книг постапокалиптического жанра. Тем не менее, купировать людское недовольство было практически некому.

9а.jpg
Люди выступили против карантинных центров у себя под боком

Конечно, к населению выпустили заместителя главы областного минздрава Евгения Ванина и его руководителя Юрия Семенова, а чуть позже в одну из горячих точек наведался вице-губернатор Станислав Мошаров. Но все их общение с встревоженным народом производило, скорее, впечатление личной инициативы — однако никак не официальных действий властей по урегулированию ситуации. Точно такое же впечатление создал и прямой эфир Алексея Текслера в Instagram, состоявшийся через два дня после народного бунта. А самое интересное, что после того, как жители двух территорий за сутки «прокатили» решение Текслера о создании обсервации, просто выйдя и заблокировав дороги, власти погрузились в режим молчания. Новостей о создании карантинных центров больше не слышно — такое впечатление, что все китайские рабочие и приравненные к ними российские контактеры преотлично поместились в миасской инфекционке и челябинском тубдиспансере. Ну и стоило ли огород городить?

Безусловно, стоило. Очевидно, что для южноуральских властей это было мобилизационное испытание, санкционированное с самого верха. Количество потенциально зараженных коронавирусом могло исчисляться не парой десятков человек, а сотнями. Региональная власть была обязана суметь оперативно развернуть на территории области сразу несколько карантинных центров, чтобы далее действовать согласно ситуации. Серьезная же эпидемиологическая ситуация не предполагает задушевных разговоров с населением, как и соблюдения всех, обещанных Конституцией прав — в дело вступают непреложные законы ликвидации очага инфекционных заболеваний, одинаковые для всех стран мира.

Однако испытание закончилось грандиозным пшиком. Не в последнюю очередь потому, что все региональные власти и все представители госструктур на местах, отфильтрованные годами причудливого развития демократии в России, лихорадочно ищут способ усидеть на двух стульях. Вместо принятия мобилизационных мер — заигрывание с будущими избирателями и СМИ. Вместо пресечения паники — чудовищный спич главного государственного санитарного врача по Челябинской области Анатолия Семенова о полном подобии коронавируса сибирской язве и чуме.. Вместо учений по развертыванию полевых штабов — совещания в прямом эфире, с нахмуренными бровками чиновников. Вместо немедленного циркуляра о запрете повышения цен в аптеках — мониторинг антимонопольной службы. И все это — на фоне действий нового российского правительства, без оглядки на мнение других «членов международного сообщества» закрывшего границы с Китаем и прекратившего с ним авиа и жд-сообщение. Хорошо, что хотя бы на федеральном уровне нашлись несколько человек, подготовленных к реальному противодействию бактериологическим угрозам.

Автор: Игорь Колкин

Фото: Марина Власова (медиахолдинг ОТВ), naked-science.ru, znak.com

VK31226318