EUR 75.58 USD 66.33

Чем нам грозит болезнь цифровой экономикой?

Чем нам грозит болезнь цифровой экономикой?

Все оказалось гораздо серьезнее. Внимание власти к цифровой экономике обернулось чем то большим, нежели ни к чему не обязывающими заявлениями. Символическим шагом стало заявление Роскомнадзора о грядущей блокировке мессенджера Telegram, если владелец Павел Дуров не передаст российским спецслужбам ключи доступа к данным пользователей.

После того как стало известно о возможном запрете мессенджера, приложение Telegram в Google Play и AppStore вышло в топ скачиваемых - пользователи стали спешно устанавливать себе программу, ожидая от российских властей всего чего угодно, тем более имея печальный опыт многочисленных запретов и блокировок.

Дуров, больше известный как создатель соцсети "Вконтакте", которая сейчас принадлежит структурам Алишера Усманова, ранее уже отвергал требования разной степени незаконности к администрации "ВК". Потом он уехал из России, создал суперуспешный Telegram, а в стране, где "болеют цифровой экономикой" все по прежнему - силовикам нужны ключи, пароли и переписка пользователей, а иначе блокировка и "тьфу на вас".

Примечательно, что среди аргументов "за" сторонники передачи мессенджера под надзор спецслужб называют тот факт, что террорист, устроивший взрыв в метро Петербурга, использовал Telegram при организации теракта. Наверное, если бы Telegram был запрещен, смертник бы пошел торговать на рынок овощами и остался законопослушным гражданином. Тем более, что незадолго до трагедии в Петербурге террориста выдворили из Турции за участие в бандподполье. Чем не признак того, что смертника растлил пресловутый мессенджер.

Странно, что у нас еще не предлагают запретить автомобили, учитывая число атак на жителей Лондона и Берлина за последние несколько месяцев, совершенных на легковых и грузовых авто или электричество и телефоны, без которых ни одно приложение, очевидно, работать не будет.

Между тем в сфере кибербезопасности и защиты данных пользователей Россия ведет себя мягко говоря странно. За последние несколько лет главную угрозу власти усмотрели в невинной профессиональной соцсети Linkedin, заблокированной за нежелание переводить свои серверы в РФ, а также в инструкции по накладыванию грима на Хеллоуин, а вот вирусные атаки и масштабные кражи денег и данных не удостаиваются такого внимания. Во всяком случае в публичной сфере.

При этом только за несколько месяцев этого года мошенники атаковали банкоматы российских банков новым бесконтактным вирусом, вирус вымогатель WannaCry поразил сети сотовых операторов, финансовых компаний, а также самих силовиков, а накануне его брат-близнец по имени Petya при поддержке вируса-вымогателя Misha проник на тысячи российских компьютеров по вложениям в письмах, рассылаемых незнакомцами. "Петя" также как и WannaCry требует у жертв заражения 300 долларов в биткоиновом эквиваленте.

Если это и есть та самая цифровая экономика, то ее прибыли ложатся в карманы хакеров и мошенников, а не создателей стартапов и новых технологий. Про последние с указанием на Россию мы слышим все реже, пока заголовки новостей заполняют русские хакеры, которые то вмешиваются в американские выборы, то тысячами продают данные банковских карт, то атакуют сайт Елисейского дворца.

Как бы печально это не звучало, в глазах цивилизованного мира мы стали страной ольгинских троллей и патриотических кибергруппировок, а русские программисты, о которых столько говорили как о самых талантливых, сегодня все чаще приносят прибыль и популярность продукции Microsoft, Oracle, Sun, Google и ряда других корпораций, которые не "болеют цифровой экономикой", а создают ее.

В рунете же признаки болезни, обострившиеся после пакета Яровой, ультиматумов Роскомнадзора и разгула киберпреступности, стали уже настолько очевидны, что без антибиотиков широкого спектра в ближайшее время будет не обойтись.

Что касается болезни президента цифровой экономикой, о которой говорил Шувалов, то ее в ходе недавней прямой линии опроверг сам глава государства: "Я здоров", - отметил Владимир Путин.

VK31226318