EUR 80.84 USD 70.80

«Невидимки» из Каштака: «Медиазавод» побывал в интернате для особенных детей

«Невидимки» из Каштака: «Медиазавод» побывал в интернате для особенных детей

Скандал вокруг реабилитационного центра под Копейском, где, по мнению общественников, довели до истощения девушку Лизу Кудрявцеву, привлёк внимание к условиям содержания детей с ОВЗ в Челябинской области. В среду, 29 января, уполномоченный по правам ребёнка Евгения Майорова посетила один из южноуральских домов-интернатов, где содержатся малыши и подростки с особенностями развития. В «Челябинский детский дом-интернат для глубоко умственно отсталых детей» омбудсмен отправилась вместе с корреспондентом сайта «Медиазавод».

Дом-интернат находится вдали от центра города, на улице Лазурной, у самой границы Каштакского бора. Рядом — несколько жилых домов, а также СНТ «Металлург» и территория металлургического комбината. Попасть в комплекс с улицы невозможно: забор высокий, у шлагбаума дежурят охранники. И это объяснимо, поскольку за особенными детьми нужен особенный контроль. Наши фамилии сверили со списком, посмотрели документы и только после этого пропустили. Первое, что бросилось в глаза — просторная площадка с детскими спортивными снарядами, горками, качелями и даже небольшой сценой. Выглядело все ухоженно, но безжизненно: видно, что дети там появляются редко, во всяком случае зимой. Летом же здесь, скорее всего, кипит бурная деятельность.


Интернат разделён на два корпуса. В первом живут и учатся подростки-воспитанники центра. Специальные наставники рассказывают им, как варить кашу, латать дырки и выращивать цветы. Сейчас в центре обучается первая такая группа, набранная в апреле 2018 года. Выпускать их будут через несколько лет. К этому времени ребята, по идее, должны более-менее социализироваться. Как уверяют в интернете, на это брошено много сил: воспитанники никогда не болтаются без дела и постоянно чем-то занимаются, даже путешествуют по России и миру. Например, недавно группа из интернета ездила в Прагу для участия в танцевальном конкурсе.

Помимо этого, дети выполняют предпрофессиональную подготовку. А вот с профессиональным образованием есть проблемы. По словам директора центра Марины Синькевич, вопрос получения профобразования своими воспитанниками она планирует обсудить с министром социальных отношений региона Ириной Буториной. Получается, что через три года, когда ребята отправятся во взрослую жизнь, будет неясно, смогут ли они получить хоть какую-то профессию? В регионе существует проблема с училищами для детей с ментальными нарушениями.


Первый корпус интернета относительно небольшой. В нём расположены спальные комнаты, помещения для отдыха и учебные кабинеты. Дети не только учатся работать руками, но постигают азы пользования ПК. Пожалуй, это один из немногих интернатов в регионе, где стоят моноблоки Apple.

«Мы их еще в 2008 году закупили, когда было можно», — подчеркнула Марина Синькевич.


Второй корпус интерната значительно крупнее первого и больше напоминает больницу. Он чист и ухожен, однако оставляет тяжелое, гнетущее впечатление: там лежат 240 детей разных возрастов с различными заболеваниями. Некоторые малыши постоянно находятся под капельницами и питаются через зонд. У постороннего, неподготовленного человека такая картина способна вызвать оцепенение: детей жалко до физической боли в сердце. Но сотрудники центра привыкли. Каждый день они не просто ухаживают за, казалось бы, безнадежными детьми, но и постоянно общаются с ними, учат их ходить, разговаривать и помогать друг другу. Мальчик 3-4 лет от роду неуверенно шел по коридору, толкая руками ходунки. Они хитро сделаны — в виде машинки с сиденьем, которое занял другой карапуз, немного поменьше. Получилась своеобразная форма взаимопомощи: один учится ходить, другой — катается. За этой компанией и еще за двумя сотнями малышей нужен постоянный контроль и уход, а рук категорически не хватает.

По словам Марины Синькевич, вопрос паллиативной помощи детям стоит особенно остро. На эту тему состоялся обстоятельный разговор между сотрудниками и гостями интернета. На совещании, кроме Евгении Майоровой и Марины Синькевич, присутствовали врачи, нянечки, медсестры центра, а также заведующая отделением выездной паллиативной помощи детям ЧОДКБ Наталия Тарасова, начальник управления социального обслуживания регионального министерства социальных отношений Александр Гусев и председатель правления движения «Дом надежды» Вера Свинухова.

Евгения Майорова отметила, что учреждение должно пройти лицензирование на паллиативную помощь, чтобы в нём мог работать собственный специалист такого профиля. На это Марина Синькевич сказала, что дополнительной ставки у них нет, а если переучивать штатного врача, то тогда интернат рискует остаться без педиатра. Александр Гусев в свою очередь заявил, что программа развития паллиативной помощи была утверждена в областном правительстве еще в ноябре прошлого года, а следовательно, вопрос с врачом можно как-то решить.

«На 2020 год запланированы мероприятия консультации всех воспитанников и получателей социальных услуг стационарных учреждений специалистами паллиативной помощи и определение совместно в минздравом вопроса о целесообразности лицензирования. Мы должны определиться о целесообразности получения нашими учреждениями лицензии на паллиативную помощь. В 2020 году вопрос системного взаимодействия учреждений социального обслуживания с паллиативной медицинской службой будет решен»  — рассказал на совещании Александр Гусев.


Впрочем, даже дополнительная ставка врача не сможет решить пресловутую проблему свободных рук. Теоретически часть забот о малышах, требующих паллиативного ухода, могут взять на себя волонтеры. Евгения Майорова предложила задействовать общественный молодёжный совет и обязалась проводить строгий отбор среди желающих. Все-таки не каждый волонтер способен выдержать эмоциональную нагрузку и не у всех есть хотя бы минимальные навыки.

«Мы должны обществу давать ту информацию, которая соответствует реальности. Если мы вам даём волонтёров, то мы понимаем, что это настоящие люди. Мы с ними работаем, их проверяем, обучаем, и это уже моя ответственность, кого я к вам впускаю. Условно: я договариваюсь, что есть 2-3 человека, которые готовы помогать нянечкам, и мы с вами это обговариваем», — отметила Евгения Майорова.

Обсуждение закончилось на вопросе открытости центров для СМИ. Евгения Майорова подчеркнула, что иногда возникает ощущение, будто речь идет о «детях-невидимках», ведь СМИ предпочитают не поднимать эти темы до какого-нибудь резонансного скандала, как это было в ситуации с Лизой Кудрявцевой. Поэтому открытость нужна.

Отметим, что, по данным на ноябрь 2019 года, в Челябинской области для оказания паллиативной медицинской помощи развернуто 211 коек в 9 муниципальных образованиях, в том числе 25 коек для детей и 49 онкологических коек. Это при том, что, согласно статистике, опубликованной в региональной программе «Развитие системы оказания паллиативной медицинской помощи», 25066 человек из числа умерших в 2018 году нуждались в оказании паллиативной помощи.

VK31226318